Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
Отмена опричнины и возврат земцам конфискованных
у них вотчин породили надежду на полную и окончательную
отмену всевозможных ограничений крупнейшего княжеского
и монастырского вотчинного землевладения, определенных
Уложением 1562 года К Но надежды земского боярства и
духовенства не оправдались. Правительство добилось от
Боярской думы и священного собора принятия специального
приговора 9 октября 1572 г., подтвердившего действенность
царского Уложения о княжеских вотчинах 15 января 1562 г. Новый приговор воспрещал удельным князьям Воротын¬
ским, Одоевским, Трубецким, а также князьям Ростовским,
Ярославским, Стародубским и другим свободно распоря¬
жаться своими старинными родовыми вотчинами: «и тем
вотчинам, — значилось в приговоре 1572 г., — быти цо ста¬
рому государеву Уложению (15 января 1562 г.—Р. С.)...
и про все вотчины княжие такия ж один приговор» 1 2. Право
передачи родовых вотчин ограничено было третьим коле¬
ном. Правнуки и вся родня в четвертом колене не могли
наследовать выморочных родовых вотчин. Приговор 1572 г. ограничивал права членов Боярской
думы на земельные владения, как родовые, так и пожало¬
ванные из казны. Наследники боярина могли получить
вотчину «государского данья» только при наличии специ¬
альной оговорки в жалованной грамоте. В противном слу¬
чае жалованные вотчины переходили в казну сразу после
смерти боярина. «А у котораго в грамоте будет ему одному
вотчина написана (как это часто делалось. — Р. С.), и по¬
сле его та вотчина на государя» 3. Таким образом, после отмены опричнины правительство
твердо заявило о своем намерении по-прежнему придержи¬
ваться политики ограничения крупного княжеско-боярского
землевладения в пользу казны. 1 По мнению Л. М. Сухотина, издание Уложения 1572 г. было вызва¬
но «обстановкой момента»: отменой опричнины и возвращением отнятых
вотчин прежним владельцам. (См. Л. М. Сухотин. К пересмотру во¬
проса об опричнине, II—VI. Белград, 1936, стр. 49). С. J3. Веселовский
систематизировал данные о росте землевладения 30 крупнейших монасты¬
рей в 1552—1590 гг. и пришел к выводу, что к 1571 г. в связи с опалами,
казнями и выселениями опричнины отчуждение земель служилых люден
в пользу монастырей приобрело катастрофический характер и что в 1572—
1578 гг. катастрофа продолжалась, несмотря на отмену опричнины. Мо¬
настыри использовали благоприятную для них ситуацию, а «царь Иван
вовсе не думал принимать какие-либо меры против катастрофического
обезземеливания „воинского чина” и по-прежнему равнодушно относился
к этому». (С. Б. Веселовский. Монастырское землевладение в Мо¬
сковской Руси XVI века. — «Исторические записки», т. 10, 1941, стр. 104,
110—111). 2 АИ, т. 1, № 154, стр. 270. 3 Т а м ж е. 183