История

Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
ман (Олферов. — Р. С.)—человек великой, а я человек мо¬
лодой», и что «счету он с Романом не держит никоторова» 5.
В местническом деле безграмотный печатник предстает пе¬
ред нами как «великий человек» опричнины1 2. К концу опричнины видную роль в опричной думе игра¬
ли дворяне Годуновы. После смерти В. Ф. Наумова чин по¬
стельничего перешел к Д. И. Годунову3. Последний упрочил
свое положение, женив племянника Бориса на дочери все¬
сильного Скуратова4 5. После падения Плещеевых и последующих массовых чи¬
сток значение думного дворянства внутри опричной думы
заметно усилилось. В лице Бельских, Ильиных и Олферовых
худородное дворянство заняло прочные позиции в царской
ближней думе. В период всевластия Скуратова при опричном дворе
с успехом подвизались всевозможные проходимцы и аван¬
тюристы, к разряду которых принадлежал и сам Малюта.
Большое влияние на Грозного приобрел в то время вест¬
фальский астролог и медик Е. Бомелей5. Он умело исполь¬
зовал подозрительность царя, предсказывал различные беды 1 Т а м ж е, лл. 456 об., 455 об. 2 Видное положение в опричнине занял двоюродный брат печатника
М. А. Безнин-Нащокин. После московского пожара он руководил построй¬
кой Москвы, а затем был определен в дядьки к царевичу Федору. (См.
В. Б. Кобрин. Состав опричного двора, стр. 52). 3 Царь назначил Д. И. Годунова «у постели быти», а затем «за сань-
ми ходити» на свадьбе в октябре 1571 года. Как первый постельничий
Д. И. Годунов записан в весеннем и сентябрьском Разрядах 1572 г. (См.
Разряды, лл. 373 об., 372, 458, 467). 4 В 1570—1572 гг. Б. Ф. Годунов неизменно служил оруженосцем в
свите царевича Ивана. (См. Разряды, лл. 363, 368 об., 459). В сентябре 1570 г. Борис и его брат успешно местничали с сыном опричного боярина
кн. Ф. Сицким. (Там же, л. 362 об.). На царской свадьбе в октябре 1571 г. Борис присутствовал в качестве дружки царицы Марфы Собаки-
нсй. (Там же, лл. 372—374). Зять Малюты был, однако, слишком молод,
чтобы играть в опричном правительстве сколько-нибудь самостоятельную
роль. По списку 20 марта 1573 г., ему был положен скромный оклад в
50 рублей. (См. Д. Н. Альшиц. Новый документ,,стр. 21). 5 Будучи в. Англии, Бомелей был заключен лондонским архиеписко¬
пом в тюрьму за колдовство. Из тюрьмы он писал канцлеру о бедствиях,
будто бы угрожавших Англии, и утверждал, что он один знает средства
предотвратить их. По просьбе русского посла Совина Бомелей был осво¬
божден из темницы с условием, что немедленно покинет страну. Вместе
с Совиным он приехал в Москву летом 1570 г. (См. И. Гамель. Англи¬
чане в России, стр. 97—98). После гибели бельгийца А. Лензея в мае
1571 г. он стал лейб-медиком Грозного и придворным астрологом. Курб¬
ский не раз упрекал за это царя. «Яко нам зде поведают (не вем, есть ли
правда),—писал беглый боярин,—чаровников и волхвов от далечайших
стран собираешь, пытающе их о счасливых днях». (См. РИБ, т. XXXI,
стр. 156). 157