Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
I ^Иц. !P оц. i кн. !Льнй> 1 тОГо !нньщ
|ЙНЫм (е оп-
' На
* ГО- № ез-
а По. !сест-
№ем кжи> "Яро- ‘ Ит ршой Ы \1 каз¬
ною
?анее
мест-
I Дар-
! ка-
е же пря- ШЯ есною (орОНс 370). fpaio- 5изой Коб- (гарта |блей. i I несколько месяцев он сопровождал царя в Новгород вме¬
сте с другими доверенными лицами1. Следует заметить, что
Бутурлины испытали на себе действие опричного террора.
Во время новгородского разгрома казни подвергся В. А. Бу¬
турлин, младший брат опричного окольничего. В последнем опричном правительстве старомосковская
знать уступила место удельным князьям (Трубецкой, Одо¬
евский) и отчасти суздальской знати. Но это не означало,
будто опричнина в конечном итоге дала верх титулованной
знати. Последнее опричное правительство отличалось одной ха¬
рактерной особенностью. Вошедшие в нее представители
титулованной знати были в большинстве людьми сравни¬
тельно молодыми. К примеру, будущие опричные бояре
князья Ф. М. Трубецкой, Н. Р. Одоевский, С. Д. Пронский
служили есаулами в полоцком походе, всего лишь за два
года до введения опричнины2. В годы террора они остава¬
лись в тени и ничем не скомпрометировали себя. В полити¬
ческом отношении большинство из них было людьми совер¬
шенно бесцветными. Опричники Таубе и Крузе весьма метко характеризовали
последнее опричное правительство, заметив, что при особе
царя не осталось никого, кроме отъявленных палачей или
молодых ротозеев3. Титулованная молодежь принадлежала
ко второй категории. Ее роль в известной мере сводилась
к внешнему представительству. Опричному двору нужен
был новый, блестящий фасад, поскольку старый утратил
всякую привлекательность. Опричное думное дворянство пострадало в период чист¬
ки 1570—1571 гг. значительно меньше, нежели опричная
знать. Жертвами репрессий стали учредители -опричнины
Вяземский и Зайцев, связавшие свою судьбу с группиров¬
кой Плещеевых. Все же прочие думные дворяне (М. Л. Ску¬
ратов, В. Г. Грязной, И. С. Черемисинов, Р. В. Олферов,
В. Г. Зюзин) и почти вся приказная бюрократия благопо¬
лучно пережили чистку. Из всех опричных думных дворян наивысшего могуще¬
ства к концу опричнины достиг М. Л. Скуратов-Бельский.
Сосватав царю Марфу Собакину, он, по-видимому, пород¬
нился с царской семьей4. Такое предположение объясняет
нам, почему после свадьбы Малюта был назначен на пост
второго дворового воеводы, один из высших воеводских по¬
стов, на который он никак не мог претендовать в билу сво¬ дам ж е, л. 455. 2 Витебская старина, т. IV, стр. 40—41. 3 Послание Таубе и Крузе, стр. 54. 4 См. выше, стр. 141. 153