История

Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
Царь Иван оправдывал введение опричнины необходи¬
мостью искоренить неправду бояр-правителей, злоупотреб¬
ления судей и т. д. На деле же опричнина привела к не¬
слыханному произволу. Судьи видели свою главную цель
в охране привилегий опричнины и открыто покровительст¬
вовали грабителям и ворам из числа опричников 1. Эти по¬
следние в свою очередь широко использовали легальные
возможности для всевозможных мошеннических проделок.
По свидетельству очевидцев, они подбрасывали вещи во
дворы земцев, вызывали их в суд и по суду взыскивали
крупные денежные штрафы2. Произвол опричнины в отношении крестьян не знал пре¬
дела. Но от него страдали также и земские дворяне. Оп¬
ричники не упускали случая округлить свои владения за
счет земщины. Понравившиеся им угодья и пашню они об¬
водили двухсаженным рвом, которым обычно разделялись
владения земских и опричных. Запуганные террором зем¬
цы не осмеливались нарушить опричную границу. Самым обширным полем злоупотреблений опричнины
служили так называемые политические дела. Опричник мог
схватить земца за шею и, отведя в суд, пожаловаться, буд¬
то тот «позорит его и всю опричнину». В таких случаях
истец, как правило, получал имущество земца, а арестован¬
ного ждали верная тюрьма и плаха3. Бесчинс’тва опричнины достигли апогея ко времени «нов¬
городского изменного дела». Кровавый погром федоровских
вотчин, Твери, Новгорода и Пскова возвели открытый гра¬
беж в ранг государственной политики. Более всего погромы
деморализовали саму опричнину. Злоупотребления оприч¬
нины являются предметом скорее уголовной хроники, неже¬
ли истории, но обойти их полным молчанием совершенно
невозможно. Страну разоряли чума и голод, дороги были полны го¬
лодающих, в городах не успевали хоронить мертвых. Сре¬ 1 «Великий князь, — рассказывает опричник Штаден, — послал в зем¬
щину приказ: «судите праведно, наши виноваты не были бы». «Тогда-то
из-за этого приказа земские и пали духом». (См. Г. Штаден. Записки,
стр. 86). 2 Послание Таубе и Крузе, стр. 38. Многие земские дворяне и купцы
закладывались со своими вотчинами и имуществом за известных им
опричников или фиктивно продавали им свои зейли, чтобы оградить себя
от насилий прочей опричнины. Однако покровители использовали заклад,
чтобы поживиться имуществом закладчиков. Захватив его, они расторгали
сделку, ссылаясь на то, что им строго запрещено общаться с земцами.
Любые попытки земцев найти управу на опричника в опричном суде,
даже простая попытка взыскать долг терпели неудачу. 3 Послание Таубе и Крузе, стр. 38. 146