Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
I «меньших людей» города. Бессилие администрации издавна
служило предметом насмешек для недоброжелателей Нов¬
города. Авторы «Сказания о градах» писали о его жителях
следующее: «А бояре в нем (Новгороде. — Р. С.) меншими
людьми наряжати не могут, а меншиа их не слушают. А лю¬
ди сквернословы, плохы, а пьют много и лихо» 1. Едва ли не на другой день по приезде в Новгород оприч¬
ные дьяки принялись' исправлять нравы крамольного города.
Первым делом они взялись за искоренение пьянства среди
жителей и «заповедали: винщиком не торговати,.. а поймают
винщика с вином, или пияного человека, и они велят бити
кнутом да в воду мечют с великого мосту»2. Указ против пьянства стал применяться с последней зим¬
ней недели. Неудивительно, что для многих гуляк купание
в ледяной волховской воде имело печальный исход. Более
всех страдали от опричных «забот» о нравственности «мень¬
шие люди»: многочисленные ярыжки, подмастерья, холопы,
нищий люд, словом — все те, кого за непочтение к властям
называли лихими людьми. По замыслу администрации, меры против пьянства долж¬
ны, были устрашить строптивую новгородскую чернь и укре¬
пить авторитет новых властей. Отчасти эти меры были про¬
диктованы финансовыми соображениями. Жестокие пресле¬
дования виноторговцев, видимо, явились следствием ограни¬
чения или частичной отмены привилегии новгородской посад¬
ской общины на производство и продажу вина. Эти меры
должны были увеличить доходы казны от виноторговли3. 1 А. Н. Насонов. Указ, соч., стр. 255. 2 Новгородские летописи, стр. 105. 3 Московские власти пытались ввести в Новгороде казенную винотор¬
говлю еще во времена боярского правления. При Шуйских в Новгород
прибыл дьяк, устроивший там восемь корчемных дворов. (Новгородские
летописи, стр. 128). Опасное брожение в народе и восстание в Опочке
побудили правительство уступить требованиям посадского населения и от¬
менить ненавистную казенную виноторговлю. В конце 1547 г. правитель¬
ство отставило корчмы и «питие кабацкое» в Новгороде, в результате чего
винное дело вновь перешло в ведение посадской общины. Казна устано¬
вила особую квоту производства и продажи вина по разверстке («на раз¬
руб»): полтора ведра вина горького, две бочки пива и шесть ведер меда
на 30 человек. (Там же, стр. 78). Винокурением и виноторговлей заведо¬
вали старосты каждого «конца» и улицы города, державшие своих вин-
щиков. Дворы подобных винщиков описаны в писцовых книгах Новгорода
80-х гг.: «место пусто тяглое Сенкинское винника», винник Копос (умер
в 7078 г.), винник Орефа (умер в 7080 г.) и т. д. (См. Писцовые книги
Новгорода Великого 1583—1584 гг., стр. 189, 191, 194). Помимо посадской
общины виноторговлей промышляли в разных концах Новгородской земли
казна и царская администрация. Например, на посаде в Ладоге корчму
держал царский наместник. (См. Д. Я. Самоквасов. Архивный мате¬
риал, т. 1, ч. 1, стр. 181). В Москве и других городах кабаки приносили
казне немалые барыши. Бедняки, мастеровые, работные люди, случалось,
спускали в кабаке все имущество до последней рубашки. В кабаках пили 115 8*