Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
*rS'4 В годы опричнины новгородские помещики усиленно экс¬
плуатировали крестьян, пересматривали оброки и вводили
барщину. Важное значение для суждения о развитии ренты
на Новгородской земле имеют так называемые послушные
грамоты на крестьян. И. И. Полосин, а также И. И. Смирнов
и А. А. Зимин отметили существенные изменении формуляра
названных грамот в третьей четверти XVI века1. В послуш¬
ных грамотах 50-х гг. предписывалось, чтобы крестьяне при¬
ходили к помещику «и слушали его во всем и доход ему
денежный и хлебный и мелкий доход давали по старине, как
есте давали прежним помещикам» 2. С начала 60-х гг. послуш¬
ные грамоты приобрели новый вид: «И вы бы все крестья¬
не... (помещика. — Р. С.) и его прикащиков слушали, пашню
его пахали, где собе учинит, и оброк платили, чем вас изоб-
рочит»3. К началу 70-х гг. приведенная формула послушных
грамот получила повсеместное распространение. По предпо¬
ложению И. И. Полосина, новая редакция поместных гра¬
мот, предоставлявших помещикам право на переоброчку кре¬
стьян, может быть тесно связана с испомещением опрични¬
ков в Новгороде4. Приведенная точка зрения нуждается в
уточнении. Во-первых, И. И. Полосин строит свой вывод ис¬
ключительно на материале земской Шелонской пятины,
в которой опричники не испомещались вплоть до отмены
опричнины. Во-вторых, формуляр послушных грамот претер¬
пел перемену уже в начале 60-х гг., т. е. задолго до утверж¬
дения опричных порядков в Новгороде. В-третьих, предпо¬
ложение И. И. Полосина не согласуется с показанием такого
массового источника, каким являются новгородские писцо¬
вые книги. Проведенное нами специальное исследование дви¬
жения феодальной ренты на Новгородских землях в XV—
XVI вв. обнаружило тот любопытный факт, что массовые
переоброчки новгородских крестьян осуществлялись как бы
толчками. После массовой переоброчки конца XV в. насту¬
пает длительный перерыв вплоть до конца 40-х гг. XVI в.
Сопоставление писцовых книг конца 30-х гг. с книгами на- 1 См. И. И. Полосин. Поместное право и крестьянская крепость
В кн.: И. И. Полосин. Социально-политическая история России XV —
начала XVII вв., М., 1963, стр. 41—51; И. И. Смирнов. Классовые про¬
тиворечия в феодальной деревне в России в конце XVI в. — «Проблемы
истории материальной культуры», 1933, № 5—6, стр. 67; Его же. Вос¬
стание Болотникова 1606—1607 гг., стр. 46; А. А. Зимин. Опричнина,
стр. 413—415. 2 Д. Я. Самоквасов. Архивный материал, т. I, ч. II, стр. 34, а так¬
же стр. 18, 19, 26, 11, 35. 3 Т а м же, стр. 12. 4 И. И. Полосин. Указ, соч., стр.- 47, 49. И. И. Смирнов также свя¬
зывал формулу «послушных» грамот 70-х гг. с опричниной, утверждая,
что она характеризует «освещение законом практики опричнины». (См.
И. И. Смирнов. Классовые противоречия, стр. 67). 111