Библиотека / Симеон Солунский. Книга о храме

Книга о храме

: [URL="http://txt.drevle.com/text/simeon_solunskiy-kniga_o_hrame"]Симеон Солунский. Книга о храме[/URL]

1 Одушевляемые Божественной любовью к познанию того, какое символическое значение имеют совершаемые при Богослужении обряды и священные одежды, примите с любовью слова, которые я сообщаю вам, будучи тоже одушевляем Божественною любовию. Бог так возлюбил нас, что предал за нас и Своего единородного Сына. Сын Божий пришел к нам с любовью и, будучи вездесущим, жил между нами, родился от Девы Марии и прошел все возрасты человеческие, чтобы и я чрез Него очистился и освятился Его словами и делами. Наконец Он предал нам Самого Себя в приобщение. Он соединился со мною еще через плоть, которую принял в утробе Пресвятой Девы; но надобно было, чтобы Он непосредственно соединился со всеми верующими, потому что это служит основою нашего спасения и нашей жизни. Он Сам сказал: аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крови Его, живота не имате в себе: и Аз живу.., и ядый Мя и той жив будет Мене ради (Иоан. 6:53,57).

2 Это благо Он сообщил нам посредством Таинств. Он возраждает нас крещением (ср. Иоан. 3:5; 1Петр. 1:23), приобщая чрез него Своему бесстрастному рождению. Через возложение рук и дуновение Он дает нам благодать мира; а это миро — Сам Он. Ибо сказано: миро излиянное — имя Твое (Песнь Песней 1:2). Он, как Бог Сам Себя помазал, и как человек принял помазание. И нас благодатно помазуя (ср. 1Иоан. 2:20), Он дает нам благоуханную и живую силу духа (ср. Иоан. 3:34). А что важнее всего, Он Самого Себя дает нам в приобщение, — что показал нам установлением Таинства: потому что, приняв хлеб и чашу, освятил их, о хлебе сказал: сие есть тело Мое; о чаше: сия есть кровь Моя. Но Он не только освятил их, но и призвал к приобщению, потому что сказал: приимите, ядите, и: пийте от нея вси (Матф. 26:26-27).

3 И не только Сам совершил сие Священнодействие, но и заповедал совершать его до окончания века; потому что сказал: сие творите в Мое воспоминание (1Кор. 11:24). И действительно Он Сам вполне приобщился плоти и крови и явился, подобно нам, человеком, будучи неизменным Божеством; а чтобы нас сделать причастниками Своей Божественности (ср. 2Петр. 1:4), Он Божественным образом совершил то, что, будучи вездесущим, по своему всемогуществу, Божественною Своею силою присутствуя в хлебе, который мы вкушаем, и в вине, которое пьем, претворяет хлеб в Свое тело и вино в Свою кровь. Чрез это Он соединяется с нами и, как солнце правды, сообщает нам свет соответственно степени чистоты наших душ. Но действует не просто, как солнце, которое только бросает лучи; нет: Он очищает в нас все нечистое и делает нас способными к принятию Божественного света.

4 Поелику так велико Таинство священнодействия и такова цель воплощения Спасителя, — чрез которое мы делаемся причастными Божеству и сами богами по благодати: то церковь и прилагает об этом самое тщательное и благочестивое попечение: Она совершает в Литургии то, что установлено с самого ее начала и посредством символов внушает истины, превышающие все усилия ума человеческого.

5 Эти видимые образцы Богослужения изумляют всякого: но не всякий сам собою может постигать смысл их. Многие находятся в недоумении то касательно того, то другого предмета и желают знать их причины. Действительно, совершаемое в Литургии выше всякого понятия; не только человеческий, но и Ангельский ум не в состоянии постигнуть и объяснить, как Бог воплощается, как мы входим с Ним в общение, и вообще, как происходит то, что церковь проповедует и совершает. Однакоже Бог не совершенно оставил нас без разумения Его действий, но дал нам средства столько, сколько нам возможно, исследовать, узнавать, понимать их, потому что они совершились для нас.

6 Таким образом и я, малейший по духу и смиренный, вам, которые имеете о мне хорошее мнение, передаю с любовью то, что почерпнул у Св. Отцев. Потому что у нас ничего нет нового; но мы как символ веры сохранили все в том виде, в каком оно дошло до нас от первобытных времен. Мы совершаем священнодействие точь-в-точь так, как заповедал Сам Спаситель, как установили Апостолы и Отцы Церкви.

7 Господь священнодействовал с учениками, преломив хлеб и подав им чашу. Так и теперь Церковь совершает священнодействие: Архиерей, или Иерей подают хлеб и чашу другим священнодействующим с ними. О сем самом свидетельствует и преемник Апостолов, Священный Дионисий Ареопагит, уча совершать Божественную Литургию, как и мы ныне священнодействуем; и Богоглаголивые Учители, Великий Василий и Святый Златоуст, изложив пространнейший чин священнодействия, не иначе установили совершать службу, но как наша Церковь всегда содержит; это ясно доказывают их молитвы, произносимые при совершении Евхаристии, которыми обозначаются вход первый и второй и прочие части Божественной службы.

8 По определению Отцов Церкви, в Храм, и особенно в Алтарь, из благоговения к ним не должны входить все. Оглашенных они, очевидно, повелевали высылать вон. А Священный Амвросий не только из Алтаря, но и из Храма удалил Императора Феодосия. Святый Григорий Двоеслов утверждает, что не только Литургию над хлебом квасным должно совершать, но и Святые Храмы повелевает в особенном иметь почтении так, что строго запрещает погребать в них тела усопших.

9 Исидор Пелусиот, древнейший из святых Отцов Учитель Церкви, во многих своих посланиях так же точно объясняет чин нашей Литургии. Согласно с ними премудрый в Божественных умозрениях Максим Исповедник подробно излагает каждое Таинственное действие Литургии, которую Кафолическая Церковь совершает, и каждому действию, бываемому в чиноположенин ее, показывает причины. Из сих и других Богомудрых Отцев, прежде нас тщательно занимавшихся изъяснением Таинств Церкви, своими изысканиями избрав все, что может быть в писаниях их полезно для нашей цели, я пишу для вас, надеясь на помощь Благодати Божией.

10 Во-первых начнем говорить о Храме, ибо он есть орудие священнодействия, равно как и Священник; Иерей священнодействует, а Храм заключает в себе Алтарь. Посему об обоих и говорить надобно.

11 Хотя Храм устраивается из вещества, но его осеняет высшая благодать. Он освящается таинственными молитвами Архиерея, помазуется миром Божественным и весь делается селением Верховного Существа. Почему и не всем позволено входить во все части его, но иные места определены священным лицам, а иные мирянам. Двойственное сие разделение Храма на входный и невходный прообразует: 1) Христа, в двух существах, как Бога и как человека; из них первое, т. е. Божество, невидимо, второе, т. е. человечество, видимо; 2) прообразует человека, состоящего из души и тела; 3) живописует таинство Святой Троицы которая, будучи неприступна по существу, открывается в промысле и силах природы; 4) прообразует мир видимый и невидимый; 5) или лучше сказать только мир видимый. Алтарь есть образ неба; Храм же — Божественный символ земли.

12 Еще Храм разделяется на три части: на Притвор, Церковь и Алтарь. Сии три части прообразуют: 1) Святую Троицу, 2) чиноначалия горних сил, на три Иерархии разделяющихся, и 3) самый народ благочестивый, на три разряда разделяющийся, а именно: Священников, вполне верных и кающихся. Сей образ Божественного Храма представляет нам собою еще и то, что на земли, что на небесах, что превыше небес. Притвор соответствует земле, Церковь небу, а святейший Алтарь — тому, что выше неба.

13 Божественный Храм посредством страшного жертвенника, т. е. Святого Престола, прообразует самого Бога. Поэтому престол и называется Святая Святых, седалищем Божиим, местом Его успокоения, очистилищем грехов всего мира, алтарем высочайшего жертвоприношения, гробом Христовым и селением Его славы. Под именем завесы, вокруг Престола находящейся, разумеется небесная скиния подле Престола Божия, где обитают лики ангелов и покоятся праведники. Преградами же означается различие между чувственными и духовными предметами.

14 На четырех углах трапезы, или Престола, лежит четырьмя концами священная ткань: этим знаменуется, что Церковь составилась из племен всех концов мира. На четырех углах написаны имена четырех Евангелистов, потому что чрез них образовался состав церкви и Евангелие распространилось по всему миру.

* Кроме сего трапеза имеет на себе еще нижнюю одежду, называемую Срачица, сверх же нее верхнее благолепное одеяние: ибо Трапеза есть и Гроб и Престол Исуса Христа: посему под срачицей разумеется Плащаница, которою обвито было тело Его; а под верхним облачением — ризы присносущные Его славы; это явствует и из Псалма, при облачении Престола во время Освящения Храма возглашаемого: Господь воцарися, в лепоту облечеся (Псалтырь 92:1).

15 Священная Трапеза делается из камня: ибо знаменует Христа, который во Святом Писании нарицается камнем, как основание наше и главная опора, камень краеугольный, которого прообразованием был древний камень, источивший Израилю воду в пустыне: но нам, новоизбранному Израилю, ныне точит этот камень не воду естественную, но реки жизни вечной, животворящую Кровь Слова. Горнее место прообразует воплощенное Слово, седящее одесную Отца на небесах; прочие же седалища, по обеим его сторонам нисходящие, означают чины достоинства священных лиц и бесплотных сил. Священник служит образом Самого Исуса Христа, Которого прообразует и священное Евангелие среди Божественного Престола. Крест же, лежащий близ Святого Евангелия, означает смерть Его.

16 Под Святою Трапезою полагаются Святые мощи мучеников, потому что они сопутствуют Христу, великому свидетелю небесного Отца, Алтарю Церкви они служат основанием, ибо Церковь основана Кровью Христа и мучеников. Миром Божественным помазуется Трапеза, потому что исполнена чудных сил Духа, и имеет миро живое, на себе Священнодействуемое. Покровами сверху облекается и украшается Трапеза, потому что не всем видимо и понятно совершаемое на ней. Она делается возвышенною и украшается, потому что есть Престол Бога живого. Чины, имеющие власть входить в Алтарь, это премирные силы; курение фимиама, начинающееся от Святого Престола, значит нисходящую и благоухающую благодать Духа Святого. Зажигаемые светильники никогда неоскудевающее в Святых просвещение Духа. Все сие прообразуется Алтарем.

17 Всею же Церковью обозначается: 1) сей дольний обитаемый мир, или и 2) нами зримое небо, ибо когда возсылаем молитвы, стоя пред Церковью, почитаем ее небом и вместе раем Едемским; потому в некоторых Священных обителях, во время совершения молебных пений, вне Церкви отделяют Храм завесами, и отнимают их при вступлении во внутренность Церкви. Сим означается, что Сын Божий благоволил сойти к нам и, средостение преграды разрушив и умиротворив нас, возвел на небо. По сей же причине не имеют дерзновения вступать в него впадшие в тяжкие преступления. И самый торжественный чин Освящения Храма представляет нам его таинственным небом и Церковию первородных; когда же внутри Церкви мы совершаем страшное более всех таинств Священнодействие Литургии, тогда Алтарь бывает нам небом, Церковь же означает землю: в нее все стекаются и составляют молитвенное славословие.

18 Перед Алтарем против Царских врат находящийся амвон знаменует камень, отваленный от Гроба Христова, с которого Священники и Диаконы, по образу Ангела, благове́стившего воскресение Спасителя, проповедуют Божественное Евангелие, Диаконы во время священной Литургии, а Иерей на утрени вместе с прочими утренними молитвословиями. Красота церкви означает красоту создания; горящие на возвышенном, среди церковного свода висящем Паникадиле свечи — лучезарные звезды; а купол его — небесную твердь; через елей изображаем милость Бога нашего, на нас обильно изливаемую; чрез воск, составленный из тьмочисленных цветов, наше всецелое и всеобщее приношение Богу, через фимиам, или ладан, — Божественную любовь, которая на всех простирается, означаем же чрез него благоухание Духа Святого.

19 Священники, начинающие Божественные песнопения внутри Священного Алтаря, прообразуют первые чиноначалия Духовных сил, окрест Престола Славы Божией стоящих; Диаконы, чтецы и лики, Божественные Псалмы и Священные писания по чиноположению возглашающие, знаменуют средние ликования небесных чинов. Народ же, весь утвержденный в правоверии. усердно внимающий песнопевцам, ожидающий себе от Бога милости, представляет нижний чин горних сил. Поэтому с ними не должны стоять преступники, или люди не православные, потому что нет ничего общего между светом и тьмою. Но ежели кто обратился к Свету, то может быть беспрепятственно принят вообще к сынам Света. Сии то Таинства прообразуются Божественным храмом; но могут быть еще и другие многие значения открыты теми, кои получают от Бога силу разумения.

20 Священник во Святом писании, называется Ангелом Господа Вседержителя 1) как проповедник Божественных Его повелений и 2) как ревностный исполнитель Его воли. Прообразует и Самого Исуса Христа; ибо через рукоположение воспринял он власть Его и силу; но выше его есть Архиерей, который сидит на седалище Христовом, и полную власть имеет, по Писанию, вязать и решить; ибо он преемник Апостолов. Потому, нося на себе образ Христа, когда предприемлет совершать Божественное священнодействие Литургии, облекается одеждами, имеющими смысл духовный и таинственные значения содержащими. О сем будем теперь по возможности нашей говорить, но начнем несколько выше.

21 Лица в Алтаре рукополагаемые разделяются на три степени, т. е. на Епископов, Пресвитеров и Диаконов; первые из сих, т. е. Епископы, именуются Просветителями, как имеющие власть раздавать Божественный свет. Ибо все от рук их приемлют печать рукоположения: Священники, Диаконы и клирики. Они совершают освящение храмов, крещение, миропомазание. От изобилия их благодатных даров, как от источника Света, истекает на весь народ оставление грехов, общение Таинств. Вторые, т. е. Пресвитеры, называются Совершителями, как только получившие совершенную благодать к совершению Божественных Таинств. Хотя Иерей крестит и священнодействует, но не рукополагает, ниже может произвести Иереев или в другие должности. Диаконы же называются Служителями, поелику проходят должность служителей. Они без Священника ничего не могут творить, что означает последний Ангельский чин.

22 Из этих Священных лиц каждое облекается в одежды, сану своему приличные. Диакон в такие, которые означают Ангельский чин. Пресвитер же как в сии, потому что был предварительно запечатлен благодатию Диаконства, так и в те, коими знаменуется благодать, данная ему к совершению Таинств; к числу таких принадлежит Епитрахиль. Но Архиереи и облекаются во все эти одежды, и сверх того еще приемлют на себя Омофор, при помощи которого прообразуют они воплощенного Божия Сына.

23 Святитель облекается во-первых в стихар, который знаменует светоносную Ангельскую ризу. Бесплотные существа многократно являлись в светлых одеждах: так например, Ангел явился на гробе Спасителя в светлой одежде (Матф. 28:3). Кроме сего стихарь знаменует еще чистоту и непорочность священного чина, почему духовные лица удостаиваются такой благодати, — это каждый из Священнослужителей явно выражает. И облекаясь в сию одежду, говорит: да возрадуется душа моя о Господе! облече бо мя в ризу спасения, и проч.

24 Диакон, прообразуя (как выше сказано) чин Ангела, кроме помянутого облачения, носит еще на левом плече повешенный Орарь, который, будучи распростерт как крыло, изображает невещественное и духовное Ангельских сил существо. И потому подражая Херувимам, пред величием славы Господней лица свои закрывающим во время Божественной Литургии, когда хочет приступить ко Святому причащению, препоясывается Орарем крестообразно. На Ораре начертаны слова: Свят, Свят, Свят. Сии слова проявляют служебный чин Ангельских духов. В Архиерейском стихаре есть так-называемые реки или источники. Они означают в нем высший дар — давать поучения. И Ангелы не все равны. Но между ними преимущоственнейшие и ближайшие к Престолу славы суть учители нижних чинов; Источниками же называются, по слову Самого Спасителя, в Святом Евангелии глаголющего: Иже верует в Мя, ...реки истекут из чрева его воды живы (Иоан. 7:38); тоже самое значат и на Архиерейской мантии находящиеся источники. Скрижали, сверх источников на ней возлежащие, суть образ ветхой и новой благодати; они показывают, что учитель Церкви должен заимствовать и почерпать свое учение из обоих заветов. Все сии Таинства означает и стихарь.

25 Епитрахиль означает благодать Духа Святого, ниспосылаемую свыше, потому как сам Первосвященник, так и Иерей, возлагая ее на главу, говорит: Благословен Бог, изливаяй Благодать Свою на Священников Своих. Почему всякий Пресвитер, приступая к совершению какого либо Священнодействия, имеет нужду возлагать оную на свою выю.

26 Пояс означает служение Спасителя нашего, которое совершил Он во плоти Своей, и которое еще обетовал оказать нам и в будущем веке, ибо в Евангелии говорит, что препояшется Он и возлещи, их сотворит и приступив послужит им. Кроме сего Таинства, пояс прообразует еще крепость и державу Божественной силы, укрепляющей Священнослужителей в прохождении и непорочном исполнении их служения. Благословен Бог, возглашает Иерей, препоясуяй мя силою. На поясе Архиерей носит набедренник, который пробразует собою 1) победу, данную нам над смертью; 2) нетление нашего естества и 3) как величие Божественного ополчения, так и свирепость лукавого духа, потому и имеет вид меча, и привешивается на бедре при чреслах, в которых, как говорят, заключается вся человеческая крепость. Сие подтверждают и изречения, при возложении его возглашаемые: препояши меч твой по бедре твоей, сильне (Псалтырь 44:4)!

27 Поручи означают 1) всемогущество силы Христовой, 2) то, что Он на Тайной Вечере Собственными руками принес в жертву Богу Отцу Свое Тело и Кровь. Такой смысл заключается и в словах, при возложении оных произносимых: Десница Твоя, Господи, прославися в крепости (Исход 15:6), и: руце Твои сотвористе мя и создасте мя (Псалтырь 118:73) и проч. 3) Некоторые толкователи поручам дают знаменование уз Спасителя нашего, которыми связаны были пречистые Его руки, когда его вели со двора Архиереева к Пилату в претор (ср. Иоан. 18:12).

28 Священный Фелонь прообразует собою 1) свыше подаваемую силу Святого Духа, а еще более 2) ту хламиду, в которую был облечен Спаситель, преданный поруганию: потому и имеет вид вретища, и без рукавов, но яснее сей образ хламиды представляет саккос, который носят первенствующие Архиереи; сие же изобразует Фелонь, испещренный весь крестами и называемый многокрестником, в который облачаются прочие Архиереи, для изображения страсти Спасителя. Он же прознаменует и того, Который крестом и страданиями исполнил вечную правду и, сокрушив мучителя миродержца, даровал нам истинную свободу. Потому при возложении Фелони говорится: Священницы Твои, Господи, облекутся в правду, и преподобнии твои радостию возрадуются (Псалтырь 131:9). И действительно, правда через Крест даровала нам радость.

29 Этими одеждами облекается Священник (исключая один только набедренник) и Диакон, и таковы, по нашему разумению, таинственные их знаменования. Но Иерарх возлагает на себя и набедренник, и прочие одежды, и через то имеет вящшую пред всеми Священнослужителями благодать. Более же всего Святительский характер Архиерея отличается от всех прочих возлагаемым Омофором священным, истканным из волны, которым он облекается и спереди, и сзади по раменам. Этим означается от Девы вочеловечение Слова Божия. Потому он делается из волны, что прообразует 1) заблудшее овча, которое подъял Спаситель на рамо Свое; а это овча есть наше естество; 2) Сам он был наречен Агнцем, за нас закланным: такое значение подтверждается и самыми возгласами при возложении его на рамена; это надобно разуметь о священной одежде. На рамо, Христе, заблудшее взяв естество, вознесшийся, к Богу и Отиу привел еси.

30 Восточные Архиереи и Иереи с открытою головою совершают Божественную Литургию, исключая одного только Александрийского Патриарха. Это делают они не по недостатку уважения, но потому, что с этим соединяется высший божественный смысл. Апостол Павел называет Исуса Христа — главою, а нас членами, и потому повелевает нам, из уважения к Главе, молиться с открытыми головами. К тому же, как Священник принимает рукоположение с открытою головою, то также с открытой головой должен и молиться, и священнодействовать, Архиерей же — тем более, потому что, при рукоположении его, на голову ему кладется Евангелие, слова, данные нам Богом.

31 Здесь может сказать кто-нибудь: Патриарх Александрийский и другие премногие Архиереи, нося, хотя и по древнему преданию, на главе своей священное покрывало (то есть Митру или Святительскую шапку), неужели противозаконно поступают? Я не говорю этого, ибо обыкновение это подлинно есть древнейшее предание у содержащих оное, да и заимствовано оно из самых ветхозаветных обрядов. Первосвященник ветхозаветный носил на главе своей Кидар, который и Митрою назывался, как и ныне могут еще сказать носящие Митру что чрез нее прообразуют они терновый венец Господа нашего, или сударь. При всем том, носящие его, совершая Священнодействие, при случаях благопотребных снимают его с глав своих, а тем самым доказывают, что необходимо нужно следовать и преданию Божественного Павла.

32 Архиерей, намереваясь священнодействовать, снисходит с солеи и идет к западным дверям храма, чрез это живописуя снисшествие Сына Божия к нам; потом облекается в священные одежды, и прообразует тем святейшее Его воплощение. Снисшедши же к западным дверям храма, представляет Его явление на земле, и даже смерть и сошествие в ад. Это он означает, когда отходит на средину Церкви к западным вратам.

33 Потом начинается, по благословению Архиерейскому, Священная Литургия, ибо ничего нельзя без его благословения начинать. Тогда Священники, стоя внутрь Божественного Алтаря, произносят тайно молитвы Антифонов, означая собою горние чины духовного воинства; лики же возглашают — Антифоны, прообразуя Собор Богогласных Пророков, разделяя их на три части в прославление Святой Троицы. Прежде полагают возглащения, из псалмов взятые, после же присовокупляют к ним песнопения новой благодати; Псаломские слова возвещают Слова Божьего воплощения, которое сообщено было и древним Патриархам Пророческими откровениями. Чрез присоединяемые же к ним припевы они знаменуют самую благодать, уже совершение приемшую. Потому во первых благоговейно чтя нетленно девственно рождшую Его Матерь, просим Ее о нас заступления, возглашая: Молитвами Богородицы, Спасе, спаси нас! Потом, воспоминая соборы Святых, до смерти подвизавшихся о Таинстве веры, и венец правды на небесах от Подвигоположника восприявших, молим их о предстательстве. Наконец, Начальника нашего спасения и Совершителя, Исуса Христа, превознося усердными славословиями, торжественно восклицаем: Спаси нас, Сыне Божий.

34 Таким образом Иерарх, совершив вне Святого Алтаря при вратах западных молитвы Антифонов, стоит с Диаконами, которые не только образуют Богоизбранный Апостольский лик, но и самих Ангелов, в таинственном смотрении вочеловечения послуживших Христу. Потом Священники, окончив свои славословия внутрь Святого Алтаря, выходят к Архиерейскому Амвону. Чрез это означается снисшествие Ангелов с превыспренних кругов в Вознесении Христовом. Тогда перед ними идут Диаконы по два в ряд с зажженными свечами; за ними следует священное Евангелие, а потом и сам Архиерей, окружаемый отовсюду и поддерживаемый Диаконами, грядет в Алтарь; вслед за ним идут и прочие священнослужители, возглашая купно велегласно: Приидите поклонимся и припадем ко Христу. Вскоре после того Архиерею клир воспевает приветствие; несколько же прежде сего Диакон, держа руками Евангелие, возглашает: Премудрость, прости!

35 Шествие изображает Таинство Воскресения и Вознесения Спасителя нашего. Диакон, возглашающий: Премудрость! проповедует восстание Его, подобно Ангелу, благовестившему Воскресение; прочий же лик Иереев и Диаконов представляет Апостолов, соприсутствующих Господу и наслаждающихся Его зрением, равно означает и святейших Ангелов. Архиерей прообразует Самого воскресшего Господа, ученикам явившегося и возносящегося от земли на небо. Потому и сказано выше, что Храм есть образ земли, а святейший Алтарь — подобие неба. И как при Вознесении Исуса Христа на небо предшествовали славе Его, с Боголепным торжеством, лики сил духовных и, по предречению Боговдохновенного Пророка и царя Давида, Возьмите врата! восклицали горним чиноначалиям, возглашая его Царем Славы и Господом: подобное торжество и Церковь творит, когда приветствует пением многолетия (εἰς πολλὰ ἔτη, Δέσποτα) Иерарха, великолепно входящего в святой Алтарь, да и священные двери Алтаря, прежде его входа бывшие затворенными, отворяя при самом вшествии, представляет отверстие прежде затворенных врат небесных, при восхождении Христа в нерукотворенная Святая.

36 Вшедший же Архиерей в Алтарь, кадя окрест Святой Престол благоуханным курением фимиама, означает тем сошествие Духа Святого, небесным осенением которого вскоре покрылись мы после того, как Исус Христос восшел к славе Отца Своего. Ограждая Дикирием Евангелие, чрез то дает разуметь, что воплощением Сына Божия и на небеси и на земли воссияло просвещение Исуса Христа, в двух естествах покланяемого. Ибо вочеловечение Слова Ипостасного, озарило не только людей, но и Ангелов, и научило познанию сокровенных Божиих Таинств, что воплотившийся есть сам Сын Божий.

37 За этим, непосредственно следует Песнь Трисвятого. Этим Божественным пением провозглашается Таинство Святой Троицы, о котором исповедал человекам един от Троицы, воплощенный Божий Сын, Сый в недрах Отчих. Оно означает еще единодушие и мирный союз Ангелов с людьми, потому и возглашается как внутри Святого Алтаря священными чинами, так и вне клириками и людьми предстоящими, потому что Исус Христос образовал Церковь из Ангелов и людей. Сие самое означает и Архиерей, Трикирием вторично ограждая Евангелие, показывая тем, что в Евангелии заключается проповедь о Троице, моляся притом, да утвердится сия проповедь. После того Архиерей восходит на Горнее Место, которое прообразует Престол Исуса Христа одесную Бога Отца, и оттуда осеняя Трикирием, научает нас: 1) что освящение наше проистекает только от Святой Троицы; 2) что Христос, вознесшийся на небо, ниспослал на нас как сияние Триипостасного Божества (которое светом сего cветилъника знаменуется), так и благословение Его. Восшед же на Горнее Место и сидя на нем, Архиерей прообразует собою Исуса Христа, а по бокам сидят другие Епископы и Священники, представляющие лик Апостолов, причем Архиерей возглашает: Мир всем! сие же проявляет наше единодушное соединение. Ибо Христос, по учению Святого Апостола Павла, есть мир наш, разрушивший вражду плотию Своею и сотворивый обоя едино, яже на небеси и яже на земли (Ефес. 2:14-15).

38 За этим следует чтение Апостольских Посланий, через которое знаменуется послание Апостолов на проповедь: чтение Посланий Епископы и Священники, кроме одних Диаконов, слушают, сидя на своих местах, ибо они имеют благодать, равную Апостолам. Пред Евангелием же возглашается песнь Аллилуиа, которая есть хвала живому Богу и возвещает пришествие Божественной благодати, означаемой чтением Святаго Евангелия.

39 Чтение Евангелия значит проповедь Евангельскую, которой оглашен весь мир по вознесении Господнем, через учеников Его. Читаются же прежде Апостольские Послания, а потом провозглашается Евангелие потому, что ученики Христовы были прежде посланы на проповедь, будучи укреплены силой свыше: потом уже вселенную повсюду обтекши, проповедали Евангелие. Каждение пред Евангелием знаменует благовоние Духа Святого, которое через проповедь Евангельскую по всему миру разлившись, облагоухало сердца человеческие верой в Сына Божия.

40 Когда читается Святое Евангелие, тогда Архиерей слагает с себя Омофор, свидетельствуя тем покорность свою пред Господом. Ибо тогда Сам он вещает Евангельским гласом, Сам присутствует: и в Его присутствии Первосвященник не дерзает носить на себе образ Его воплощения, то есть Омофор, но сняв с рамен своих, отдает одному из Диаконов, который, сложив его, держит правою рукою, стоя близ самого его, а во время Великого Входа торжественно идет с ним перед Святыми Дарами, в честь и уважение к их великому достоинству.

41 Во время чтения Евангелия один из Диаконов держит перед Евангелием горящий трикирий; этим означается: 1) что в блаженстве грядущего века для всех предметом зрения и размышления будет Исус, плотью человечества облеченный и за нас преданный страданию: 2) что Христос, Сый един от Троицы, нас светом Божества Своего просвещает. По окончании Евангелия, Архиерей, сшед с Горнего места и воссылая моление о Царях, осеняет трикирием народ и тем учит, что и благочестивое Царство и Священство Евангелием учреждаются, а потому просит вечно царствующее Триипостасное Божество, да пребудут оба они невредимы под сенью благодати.

42 Потом, приступив к Божественному Престолу, начинает воссылать молитвы, как служитель Таинства; вскоре после того оглашенным повелевается изыйти вон из храма и позволяется одним только верующим пребывать при совершении священнодействия. Сие время Божественной Литургии означает окончание века сего. Егда же проповедано будет, — говорит Спаситель, — Евангелие во всем мире, тогда приидет кончина; в скончании же, пошлет Сын человеческий Ангелы Своя и разлучит нечестивых от праведных (Матф. 24:14,31). Сообразно сему действию судеб Божиих творит и Церковь Она повелевает оглашенным изыйти вон из храма и остатъся одним только верующим.

43 Посему следует заметить и понимать, какую должны иметь предосторожность верные, чтобы не иметь сообщения с людьми, не православно мыслящими, и с теми, которые живут недостойно Христианского звания! наибольшее же тщание о сем обязаны принимать Священные лица. Ибо ежели молиться с человеком, Церковью отверженным, есть беззаконно, то тем более непозволительно удостоивать его приобщения жертвы. Священники не должны принимать приношения от недостойных.

44 Прежде перенесения Святых Даров с жертвенника на Престол, во время Херувимской песни, Святитель умывает руки пред всем народом, являя тем свою чистоту и незазорность совести, с которой приступает к священнодействию, а притом и нам внушает, что к страшным Тайнам приступать должно, очистив себя прежде от всякой скверны, и так служить Таинствам пречистым.

45 Потом следует перенесение Божественных даров. Оно бывает с большим великолепием. Чтецы, Диаконы, Пресвитеры и прочие служители Церкви, иные с зажженными свечами, другие со священными сосудами, идут одни впереди, другие позади. Сие торжественное сопровождение Даров означает имеющее быть в кончину века пришествие Спасителево, когда явится Он со славою; потому и предшествует Омофор, представляющий Крест на нем начертанный. Этот крест означает знамение Исуса Христа, которое тогда явится с небеси, и которое увидит тогда всякий человек. Крест означает и Самого Исуса, по нем тогда приити имеющего с силою и славою многою. За Омофором следуют Диаконы, образующие чины Ангелов, которые прознаменуются Рипидами, которые Св. Дионисий называет крылами. Потом идут носящие Божественные Дары, а за ними и прочие. После же следует и самый тот, который на главе своей несет Священный покров, называемый Воздухом. Этот Воздух образует обнаженного и мертвого, Исуса, препровождаемого к Боголепному погребению. Все они обходят храм, молясь о людях, также и об Архиерее священнодействующем, возсылая моления велегласно. Они молятся о том, чтобы Бог помянул во царствии Своем. А сие все доказывает, что при кончине мира Спаситель, явившись с небес и нечестивых отделив от собора праведных, веровавших даст наследие Царствия Божия. Сие Царство Божие есть Сам Богочеловек, Христос Исус, и размышления о Его смотрении, то есть: мы будем тогда созерцать единственно то, что Единородный Божий Сын смирил Себя даже до смерти, заклался для нашего искупления, что тело Его за нас закланное, будучи обожено и всякой жизнеподательности исполнено, показует нам виды язв, что, переменившись в бессмертное, оно победу над смертью даровало, из сих знаков тления точит нам нетление и обожение со Ангелами, сделалось пищею, питием, жизнью, светом истинным, хлебом жизни и жизнью вечною. И так сей вход есть прообразование и второго пришествия Христова, и Его погребения, ибо Сам Он будет един вечноблаженное наше царство.

46 Во время великолепного сего шествия все верующие достодолжно преклоняют свои главы ко Иереям, и творят поклоны, прося молитв их и воспоминания при священнодействии Божественном, равно же и изъявляя почтение Святым Дарам. Ибо хотя совершенно они еще не освящены: однако уже предпосвящены Богу в Проскомидии, где Священником принесено о них моление Господу, чтобы восприял Он их в пренебесный жертвенник, хотя они не претворялись еще совершенно в тело и кровь Господню, но к жертвоприношению сему уже приготовлены, и суть жертва Богу, суть предызображения Владычнего тела и крови. Ежели мы Святым иконам воздаем честь и поклонение: то еще больше должны поклоняться сим Священным Дарам, которые, по изъяснению великого Василия, суть вместообразная, суть предначертания высочайших Таинств, и предназначены к тому великому совершению, чтобы быть телом и кровью Христовой. Надобно же припадать ко Иереям и для священных сосудов, от них несомых, хотя б были некоторые из них и пусты. Все суть исполнены Святыни по причине совершаемых в них Даров. Не должно же сему и удивляться, что некоторые из сосудов священных, не имея никакого в себе вложения, в сей знаменитой церемонии носятся. Ибо носят их из благоговения к Святым Дарам и для того, дабы как взирающие на них, так и приближающиеся к ним получили освящение.

47 Когда же сии священные знамения Тела и Крови Христовой поставлены на Божественной трапезе, тогда покрываются Воздухом. Чрез это означается, что Исус Христос, с начала Своего явления, не всеми был признан, яко Он есть Сын Божий, и хотя в плоть человеческую облекся, но Божество с ним неразлучно сопребывало и всегда есть непостижим и неизследим, и столько познаваем бывает, сколько Сам благоизволит открыть кому Свое величество.

48 Потом преклонив главу свою, Архиерей просит у всех молитв и о себе: 1) всем равным признавая себя человеком; притом 2) ужасаяся и трепеща предлежащего ему служения; к сему ж 3) исполняя и Апостольское повеление: Исповедайте, — говорит Святый Иаков, — друг другу согрешения и молитеся друг за друга (Иаков. 5:16); ибо сам о себе молиться не дерзает, будучи человеком немощами обложенным. Таким смиренным образом испросив о себе молитв от священнослужителей, выходит из Алтаря, и осеняет народ, моляся о людях, и о себе прося молитвы от всех. Лик тогда не Господи помилуй! но, На многая лета, Владыко! восклицает (εἰς πολλὰ ἔτη, Δέσποτα), желая ему благопоспешения во священнодействии, и пребывания долговременного в Святительском звании.

49 По возвращении его во святый Алтарь затворяются царские врата, ибо не должны быть от всех зримы Таинства, в нем совершаемые, но едиными только теми, кои к совершению призваны. И как между Ангельскими силами, по премудрому в тайнозрениях Божественных Дионисию, такой учрежден порядок, что первые чины наслаждаются светом Божественным непосредственно, вторые через первых, а последние через сих посредствующих светом Божества озаряются: подобное чиноположение и в Церкви зрится. Архиерей непосредственно приближается к Святой Трапезе, Священники и прочие служители Таинств чрез него, а через них уже простолюдины входят в общение со страшным священнодействием, и слышат воспеваемые Божественные славословия.

50 По совершении молитвы приношения Даров и других приношений, пред возглашением Божественного Символа, бывает целование. Оно знаменует: 1) что правым Троицы, и единого из Нее воплощенного Лица исповеданием, мы не только между собою, но со Ангелами соединились; и 2) что любить друг друга непреложный долг наш, ибо и Христос принес Себя за нас жертву Богу Отцу, только по единой Божественной к нам любви; 3) лобзание сие означает еще и то, что приступающему ко святому причащению отнюдь не должно являться пред Алтарем с сердцем, изрыгающим злобу и мщение на своего клеврета. Предзнаменует же 4) и сие, что в обетованной жизни все искренним между собою будут сопряжены союзом дружества, и не услышится там нарицание врага; ибо враждебные духи далеко отвержены будут от мирного того гражданства. Во время чтения Символа, держат Воздух Иереи над Святыми Дарами, приосеняя их, и как бы от созерцания очес сокрывая, дондеже совершится, чем внушают нам, что кто хочет видеть Исуса Христа, тот предварительно должен исповедать тайны смотрения Его правым умом, чистым сердцем и нелицемерными устами.

51 Совершив все сие, Архиерей приступает к самой Евхаристии, которую и начинает исчислением великих дел Божиих, и за все возблагодарив Бога, переходит к торжественному хвалению бесплотных воинств, и с ними соединившись, единую победную песнь возглашает Господу сил: Свят, Свят, Свят, Господ Саваоф, исполнь небо и земля Славы Твоея. Туж самую песнь восклицает и народ, показуя, что в грядущем веке все мы, соединившись во едино общество со Ангелами, единое с ними хваление воскликнем Господу Саваофу. Далее прославив величественнейшее более всех Божиих благодеяний дело, самое воплощение единородного Сына Божия и его смотрение, т. е. смерть, потом приступает к воспоминанию Таинств, в Сионе на вечери совершенных, и самые возглашает Божественные глаголы, которые изрек тогда Спаситель, сященнодействуя.

52 Воздав за все сие чудному Его о нас промыслу благодарение, и виды хлеба и вина, предложенные на Престоле, о всех и за все оказанные Его к нам благодеяния, Ему в жертву принесши, потом просит как на себя самого, так и на предлежащие Дары, ниспослания благодати Духа Святаго; освятив Дары крестообразным осенением своей руки и призыванием Духа Пресвятого, уже видит Самого в них Исуса Христа, перед собою возлежащего, Который есть для нас хлеб и чаша жизни. Ибо Его есть слово сие: Хлеб сей есть тело Мое; Его ж и сие: а еже в чаши, есть кровь Моя, чистительная жертва всего мира; сладость, оживотворяющая души; веселие духовное; царство небесное, истинное благо, подаваемое верующим от Святой Трапезы.

53 Потому Иерарх с дерзновением о всех молитвы воссылает; с дерзновением потому, что видит человеколюбивого и незлобивого Господа, перед лицом своим смиренно возлежащего и во очищение мира священнодействуемого, и воспевает Его и о всех молится и воспоминает об усопших, преимущественно же о девственнорождшей Исуса Отроковице, Божией Матери. Этим свидетельствуем, что чрез сию жертву мы вошли в общение со святыми, что они, имея дерзновение к возлюбившему их, и от них возлюбленному Господу, могут и нас с Ним примирить и соединить, через проливаемые перед лицом Его моления. После сего, прося усердно от Бога Отца, да дарует нам едиными устами и единым сердцем со дерзновением воспеть великолепное имя Его, и призвав на нас милости Бога нашего Исуса Христа, возводит нас во усыновление к небесному Отцу, моляся вместе, да очистясь чрез Его единосущного Сына от всякого порока, будем по благости Его сынами, и достойно наречем Его небесным Отцом своим. Усыновление наше небесному Отцу показывает как наше друг с другом единодушие, так и соединение с Богом в Духе Святом, чрез единородного Его Сына, долженствующее совершиться в грядущем веке. За сим Архиерей молится и благодарит Бога, с преклонением главы, прося Его ниспослать на всех свое благословение, освятить и укрепить во благое, и предлежащих Таинств сподобить неосужденно.

54 Таким образом совершив священнодействие, Архиерей приступает к самому причащению. Приступая-ж, берет обратно на свои рамена Омофор; этим означает, что прежде он был в должности служителя и потому не дерзал возлагать на себя священновластное оное одеяние. А как священнодействие окончилось, и он должен уже воздвигнуть хлеб, раздробить его на части, приобщить себя самого, и после допустить других к причащению, то и имеет нужду облечь себя во все священные знамения своего достоинства. Но преимущественное украшение Святительского сана есть Омофор; почему и должен украсить себя сею благолепною одеждою и в ней воспринять Божественные Дары.

55 Итак, возложив на себя Омофор, воздвигнув хлеб, и возгласив: Святая Святым! к Божественной и живой пище, предлежащей на священной трапезе, зовет сим гласом всех святостию жизни себя предуготовивших: Святая Святым! Народ же едиными устами и сердцем отвечает: Един Свят, Един Господь Исус Христос, во славу Бога Отца. Единодушное сие возглашение людей означает оное торжественное Исуса Христа от всего Света признание и исповедание, которое по предвещанию Святаго Апостола, исполнится в последний день, когда поклонится и покорится Исусу Христу всяко колено небесных, и земных и преисподних и всяк язык исповесть яко Господь Исус Христос во славу Бога Отца (Филип. 2:10-11). Сие пророчество исповедует как общее соединение верующих, так единогласное от всех народов мира проповедание воплощенного Сына Божия, Который над всеми воцарится, и царствию Которого, по писанию, не будет конца. Ответ же народа на слова: Святая Святым, возгласом: Един Свят и проч., означает, во-первых, ту несозданную святость, коею Существо Божие Само в Себе от вечности изобилует и которая есть источник освящения всем; а во-вторых наше смирение. Мы как бы так восклицаем: Кто может быть чист из нас от грехов, или кто свят? Един только Свят, един Богочеловек Исус Христос, Который по Своему человеколюбию и нас освящает.

56 Возвышение Святаго Хлеба прообразует воздвижение Исуса Христа на Крест; потому предстоит близ Его Потир, содержащий в себе самую истекшую тогда из ребр Христовых Кровь и воду. Потом Архиерей четверочастно раздробляет Святый Хлеб и крестообразно оный полагает; творя же такое раздробление Агнца, прообразует тем распинание Исуса Христа. Этого предмета что же может быть величественнее? Ибо Сам верховный Бог созерцается здесь, соделавшийся для нас смиренным человеком. Потом горнюю часть Святаго Хлеба взяв и сотворив с нею над Потиром образ Креста, влагает в Чашу, и чрез то творит соединение Таинств. По сем соединении вливает в Чашу теплую воду, свидетельствуя тем, что Тело Господа Исуса, по разлучении с духом Его на Кресте, хотя было мертво, но при всем том пребыло животворящим. Ибо Божество, ипостасно с Ним соединившееся, Его не оставило: чудотворные силы, из Него прежде безмерно точившиеся, от Него не удалилися. Влияние воды может иметь еще и следующее знаменование: как теплая вода, по теплоте своей, животворное начало, то, чтоб сия животворность ее и в самое время божественного причащения нами была чувствуема, влагается она в Чашу, дабы мы, прикасаясь устами нашими ко святому Потиру, и приемля в себя растворение Крови Господней, такое ощущали впечатление, как бы из самого пронзенного спасительного ребра Владычня пили Кровь животворящую, еще теплыми парами дышащую. Вот как мы понимаем влияние теплоты в Потир! Много и других причин сему священнодействию от Богомудрых учителей Церковных показывается, нам же довольно и вышеозначенного объяснения: ибо оно есть самое то, которое назнаменует Церковь, когда влагает теплоту во святые Дары, со следующими словами: теплота веры, исполнь Духа Святаго. Яснее же еще доказывает сие в Преждеосвященной Литургии употребление теплоты; ибо ежели бы для других каких причин сия вода вливаема была во святые Дары, то не было бы нужды вторично ее вливать в Потир; потому что уже на совершенной Литургии она была в растворении Тела и Крови Христовой.

57 Потом Архиерей раздробляет Святой Хлеб на многие частицы, и сим подражает священнодействию Самого Исуса Христа. Он, как повествуется во Евангелии, приим хлеб, ...переломил и даде ученикам Своим (Матф. 26:26). Прежде же всех причащается сам Святого Хлеба, а потом и страшной Чаши, никто другой не может ему подавать Святые Тайны, разве также, как и он, Архиерей. По причащении самого себя, он раздает и прочим Священнослужителям Алтаря Божеcтвенные Дары; они, приемля их, целуют его руку и ланиту. Чрез сие раздаяние означается, что Исус и в грядущем веке пребудет в нерушимом соединении с плотью Своею, но и она будет очам блаженных предметом зрения и вечного наслаждения. Руку же и ланиту Иерарха лобзают священнослужители потому: 1) что рука есть служительница страшных Тайн, близко к ним прикасается; а ланита есть орудие, которым совершаются молитвы: лобзают же еще руку и ланиту Архиерея 2) и в знамение взаимной нашей любви и соединения друг с другом, что подтверждается самыми словами, в сие время произносимыми: Христос посреде нас; 3) в воспоминание, что на ней Господь наш понес заушение; это должно в Архиерее возбудить мысль, как смирен был Учитель всех, Владыка! и уничтожить в нем всякое чувство гордости.

58 По причащении всех Священнослужителей во Святом Алтаре близ самого Престола таким образом, что принимая Хлеб прежде в руки, потом пия из Чаши, по порядку своих степеней, после показуются покровенные Святые Дары; это делается в знак того, что не подобает всем зреть страшные Тайны. Тогда ежели кто ко причащению себя предуготовил, приблизившись со страхом и благоговением, сподобляется их; однако не непосредственно из Чаши, но Лжицею из руки Святительской причащается. Потом Архиерей, помолясь о Божием достоянии и о благочестивейшем Императоре и людях Его, прося им спасения и благословения Его, отпускает Святые Дары с курением фимиама в Предложение, произнося все то, что напоминает вознесение Спасителя, и по нем славу проповеди Его, всю тварь огласившей. Он как бы сим образом тогда беседует со Спасителем: Ты снизшел до нас, и явился между нами, как равный нам человек, Ты вознесся на небо к Отцу Своему, и наполнил землю славою Твоею; мы, ею облеченные, совершая Божественные Твои Тайны, причащаемся Тебя, и неразлучно с Тобою пребываем.

59 Потом Святые Дары переносятся в Предложение; Дискос возлагается на главу Диакона, а Потир несет Священник в руках; сам Архиерей, воздав благодарственные молитвы и умыв руки, исходит из Святаго Алтаря, и раздает народу так называемый Антидор. И так как Иерарх представляет собою образ Исуса Христа, Которого в Священнодействии приносил в жертву, Телу и Крови Которого приобщался и другим давал приобщаться, надобно, чтоб и люди освящения сподобились, которое хотя и получают верующие таинственным и духовным образом от слушания молитв и присутствия при страшном Священнодействии, но мы телом чувственным облечены и, следовательно, нам надобно принимать освящение чрез посредство чего нибудь видимого. Сие самое и ниспосылается на нас чрез восприятие Антидора. Антидор есть хлеб освященный, о котором в Предложении принесены молитвы, из которого внутренняя часть изъята, и в Священнодействии в тело Владычне, молитвами Архиерейскими или Иерейскими, освящена. Сей-то Хлеб, как носящий на себе знамение копием, после всего и Божественных глаголов сподобившийся, вместо страшных Даров раздается, т. е. не причастившимся Божественных Таинств. После этого Архиерей, испросив благословение Господне на предстоящих, оканчивает Литургию.

60 Нам хотелось пространнее изъяснить Таинства Божественной службы, но слабость ума нашего далее простираться возбраняет, а притом ведаем, что некоторые из великих и искуснейших в Божественных умозрениях мужей, о сем самом предмете, по мере высокого своего знания, довольно уже писали, мы умалчиваем, отсылая вас к их премудрым писаниям. Да и все то, что мы в этих рассуждениях изложили, вымыслили не от себя, но почерпнули из писаний Отцов, которые мудро говорили об этих предметах. Равномерно предполагали мы изъяснить и на Проскомидии совершаемое; но и об этом теже великие Учители пространно разсуждали, почему нет нужды и о них нам беседовать, упомянем об этом только вкратце.

61 По древнему установлению, во-первых, Священник приготовляет Агнец к жертвоприношению, потом соединяет вино и воду в чаше; далее приносит Богу частицы: из них первую, в честь преблагословенной Девы Марии, Матери Господней, а другие в память Святых, прочие же о живых и мертвых, в вере скончавшихся. И так спрашивается: Какую силу имеют в себе частицы? и претворяются ли они в Тело Господне? какое действие производят на тех, за кого приносятся?

62 Что частицы тем, за кого приносимы бывают, приносят многоразличную пользу, о том учение от древних Отцов дошло до нас. Частицы представляют при Священнодействии те самые лица, от имени которых вынимаются, и бывают о них жертвоприношением Богу. Сие подтверждается словами, от Священника во время Проскомидии произносимыми: Приими, Господи, глаголет он, жертву сию в пренебесный Твой жертвенник! Частицы, о Святых приносимые, служат им в славу, честь, в преумножение достоинства и в большее приятие Божественного Света; о верных же приносимые, усопшим ходатайствуют избавление от грехов и приобщение Божественной благодати, живым же, ежели только в покаянии жизнь свою препровождают, дают защиту от несчастий, служат ходатайством об оставлении грехов. И потому Божественное священнодейтвие соборам Святых бывает в приумножение немерцающей славы, и верным дарует Божественную милость и Его щедроты.

63 Но сколько полезно тому, за кого приносится жертва сия, когда он живет достойно званию Христианскому, столько бедственно и вредно тому, кто, предав себя греховной жизни, нерадит о достойном исправлении звания Христианского. Ибо частица, будучи принесена от имени какого либо Христианина, и близ Божественного хлеба возлежащая, когда он священнодействуется и пременяется в Тело Господне, делается причастною освящению, и внесенная в растворение Святаго Потира напояется тогда животворящей Кровью: почему и душе той, за которую принесена бывает, ниспосылает благодать; тогда совершается духовное соединение человека с Богом. Если душа благочестива, или хотя по слабости и в грех падает, но потом покаянием очищается: такая невидимо приемлет общение Духа Святого, часто же и телесной сподобляется пользы, это свидетельствует многократно опыт. Ежели же кто будучи предан греху, и от него отступить не хочет, такой, как недостойный общения с Богом, горшее осуждение себе приимет от принесенной за него жертвы. Поэтому Священник внимательно должен наблюдать, чтобы не принимать приношений и не возносить жертв за таких людей, которые, изгнав из сердца своего стыд и совесть, предаются всякому беззаконию; за это и сам Священник подвергается вместе с ними осуждению. От сего-то приключаются человеку и многоразличные искушения и скорби. Сего ради, — вопиет Павел, — мнози в вас немощни и недужливы, и спят довольни (1Кор. 11:30).

64 И так Священник должен в сих столько великих строениях Божиих быть к себе строго внимательным и себя самого испытывать и разсуждать, по Писанию, и осторожным быть сколько возможно. Ибо ежели неизменный долг его пещися о других, то тем более о себе самом! Если ядый и пияй недостойне, суд себе яст и пиет (1Кор. 11:29) тем большему осуждению подлежит тот, кто дерзает недостойно священнодействовать. Потому мы, принявшие благодать Священства, должны быть к себе как можно более внимательны, заботиться о чистоте и святыне, и непамятозлобивому нраву научаться. Да возрастут же в душах наших смирение и любовь! Эти добродетели суть первые свойства Исуса Христа. Тогда и в настоящем веке достойно Его приобщимся, и в грядущем удостоимся неизглаголанного и вечного с Ним соединения, благодатью и человеколюбием Господа нашего, Исуса Христа, Которому принадлежит всякая слава, честь и поклонение, со безначальным Его Отцем, и с Пресвятым и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков, аминь.