Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
тельство как раз и давало теперь новый повод для состязательных упражнений в духе брахмодьи, определяющую роль которых в становлении жанра упанишад с такой настойчивостью подчеркивал Л Рену,
игнорируя, однако, при этом одно чрезвычайно важное и, в конечном
счете, решающее для определения их жанра обстоятельство В литературных брахмодьях упанишад (и не только, разумеется, в этих частях
текста, особо отмечаемых французским исследователем) проявился не
отвлеченный от практики вневременной спекулятивно-философский
дух, вырвавшийся наконец-то из сетей ритуализма, а радикальное изменение самой отображаемой в них практики, изменение самой предметной направленности мысли составителей упанишад — радикальной
ее переориентации с яджны как объекта преимущественного описания
и толкования на процедуру медитации, которая до этого оставалась,
видимо, лишь фактом внетекстовой, обрядовой реальности
Если же принять этот последний момент во внимание, то содержание текста ШБр X 4 5 1-3, вводимого рубрикой athadega upamsadam,
тут же прояснится — и притом, как мне кажется, без всяких натяжек
Все следующее за ней изложение сразу же предстанет перед нами как
приближающееся к агону столкновение (только что не драматизированное — как в литературно обставленной брахмодье) различных точек зрения относительно того или иного способа медитации на Агни
с приведением различных доводов в пользу каждого из них Ретроспективно начинает проясняться и общая смысловая направленность
как самой рубрики, так и входящего в нее термина upanisad
Поскольку далее разговор идет, несомненно, о медитации (vayur
agnir iti ha gakdyamna upasate), а заглавная рубрика уже в силу самой
своей заглавной природы должна бы намечать зону ближайшего развертывания текста и формировать совершенно определенный горизонт
ожиданий, то мы, доверяясь самому тексту, просто обязаны принять
как непреложный факт, что слова athadega upamsadam такой горизонт
действительно формировали И тогда под adegah (в полном, надо сказать, соответствии с прямым значением этого слова) здесь следует
скорее понимать не les themes, а именно наставления, а под upamsadam — не неопределенное de connexions-esotenques, а то, что терминологическим образом уточняет предметную направленность излагаемых далее наставлений, отсылая к ряду адекватных обряду агничаяны
способов медитации
Если, однако, согласиться с тем, что upanisad означает здесь не
«мистический смысл» (как переводит Эггелинг), и не «эзотерическую
связь» (как говорит об этом Рену), и не просто спекулятивно-философский (или мистический) текст повышенной сакральности (как об
этом довольно часто пишут в литературе), но совершенно конкретный
97