Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
в ЗМ III.220). Во-вторых, отождествление умерших предков, именовавшихся обычно pitarah («отцы»), со сторонами света (сторонами,
правда, промежуточными, avuntara-digah) — вещь для брахманической прозы самая что ни на есть обычная, поскольку по бытовавшим
тогда представлениям окружали предки своих живых потомков именно со всех сторон (sarvatas, ср. ШБр 1.8.1.40 и примеч.).
Руководствуясь этими соображениями, я, собственно говоря, и решился предложить выше такой перевод последней фразы ШБр Х.3.5.11,
который ни в синтаксическом, ни в содержательном отношении не
имеет ничего общего с тем, что мы имеем у Эггелинга. Тем не менее
проблема, связанная уже не с содержательными аспектами прямой
речи, а с трактовкой ее функционального назначения, вовсе таким образом не снимается. Неясным для меня так и остается один конкретный вопрос — следует ли понимать ее слова в том смысле, что они
представляли собой принципиально новый объект для медитации, или
же, напротив, они означали предваряющие медитацию слова, необходимые лишь для того, чтобы хоть в какой-то степени приспособить
прежнюю медитативную процедуру к измененным условиям, не изменив при этом сам объект мысленного сосредоточения.
Саяна придерживается здесь первой трактовки, полагая, что при
наличии старшего сородича упасака, чтобы избежать участи притесняемого (badhya), должен был медитировать уже не на Брахму-Яджус,
как в ранее описанной ситуации, а на предков, соотносимых со сторонами света (ср. его — dig ah purva ity upaslta). Подобная интерпретация
не выходит в принципе за пределы возможного, но все же мне более
предпочтительным представляется второе (отраженное в переводе)
понимание, вполне допустимое с формальной точки зрения (ср. аналогичную функцию прямой речи при сказуемом upaste в ШБр Х.3.4.5)
и в то же время не требующее, как у Саяны, непременного и несколько
натянутого, на мой взгляд, преобразования явно контекстуального высказывания dig о 'smat purva ity upaslta в универсальное dig ah purva ity
upasita.
Как бы там ни было, но общая направленность всего разбираемого
пассажа, внутри которого слово upanisad впервые появляется в тексте
«Шатапатха-брахманы», вырисовывается теперь более или менее определенно. Судя по всему, преследуемая ее составителем цель заключалась в том, чтобы по линии, так сказать, старшинства подверстать сначала собирательный Яджус под не имеющего ничего прежде себя
и имеющего все после себя безначальное начало, а затем за счет проделанной таким образом смысловой подгонки наглядно продемонстрировать абсолютную адекватность обряду агничаяны предписываемой сейчас особой процедуры медитации на Брахму-Яджус. Но если
согласиться с этим выводом и признать, что логика развертывания

94