Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
рованной у нас «упанишадой», требует, разумеется, ряда пояснений
и оговорок. Прежде всего это касается «яджуса». В данном случае это
слово не подразумевает какой-либо конкретной мантры и явно используется в собирательном смысле, причем собирательный его смысл можно (и, очевидно, нужно) понимать здесь в самом прямом смысле этого
слова — в смысле yajug citam («собранный яджус»), что означает совокупность яджурведических мантр, сопровождавших укладывание кирпичей во время сооружения Агни-алтаря (agnig citah). Именно об этом
«собранном яджусе» говорится в самом начале книги X 1 4 7 ; именно он,
собираемый, подобно кирпичам, в одно целое по ходу агничаяны, характеризуется в ШБр X. 1.1.4 как вожатый (abhineta) Рича и Самана,
который идет впереди (purastad eti) них 1 4 8 ; и именно в этой связи
и именно в этом смысле он как раз и именуется здесь, в ШБр X.3.5.10,
Старшим Брахмой, т.е. Старшей Ведой.
Теперь об упасане. Внося во втором предложении (X.3.5.11) конъектуру «и, предаваясь упасане, почитает его» 1 4 9 , я исхожу из того, что
чрезвычайно употребительная в брахманической прозе формула «кто
147
Ср. ШБр X.1.1.1-3: «Прежде (из кирпичей) собирается (ciyate) в виде Агни(-алтаря) Год, потом Махад-уктха произносится. Когда (при порождении мира) Праджапати распался, сначала (в виде уктхи) из него вышел сок. Этот Праджапати, который
распался, он и есть Год, а его суставы, которые распались, — это дни и ночи. Этот ГодПраджапати, который распался, он и есть вот этот Агни(-алтарь), который собирается
(ciyate) сейчас, а дни и ночи как его суставы, которые распались, — это вот эти кирпичи. Вот когда он укладывает их, именно эти дни и ночи как его суставы, которые распались, он теперь вкладывает в него обратно. Вот так именно в нем [т.е. уже в собранном Агни-алтаре — в agnau cite] яджус (становится) собранным; в нем он (становится)
обретенным полностью».
Последнее предложение (tad etad atraiva yajug citam atraptam) в переводе Эггелинга, просто пересказывающего в данном случае комментарий Саяны, выглядит следующим образом: «And thus it is even in this (building of altar) that this Yagus is built up and
secured (for Prajapati)». По-моему мнению, однако, трактовать его надо не только и не
столько в плане, условно говоря, содержания, сколько в плане выражения — как итоговое высказывание имплицитно выстраиваемой здесь «этимологической фигуры», логической концовкой которой становится введение неологизма yajug citam, образованного
по образцу agnig citah. Сама же потребность в этом нововведении мотивировалась,
судя по всему, тем, что выражение yajug citam должно было маркировать наиболее
сакральную часть Яджурведы, т^. играть ту же в принципе роль, которую играло название Махад-уктха в школьной традиции Ригведы, а Махаерата-саман — в традиции
Самаведы.
148
То есть опережает во время агничаяны исполнение Махад-уктхи и Махавратасамана, которые, повторюсь, рассматривались квинтэссенцией Ригведы и Самаведы
соответственно.
149
Замечу, что предложенная конъектура — и прежде всего в том, что касается общей направленности разговора на процедуру упасаны, — вполне согласуется с комментарием Саяны; по его мнению, медитировать в данном случае следовало на Брахму,
наделенного двумя качествами (guna) — apurvam и aparavat.

92