Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
себя соответствующие познавательные и экзистенциальные уроки, —
вот об этом-то у Л. Рену уже не сказано ни единого слова 14 .
Между тем, как мы видели выше, уже по одним только соображениям методологического порядка вполне допустимым выглядит предположение, что становление жанра упанишад уже с самого начала было неразрывно связано с существенным расширением поля зрения
древнеиндийской культуры, имевшим место на исходе поздневедийского периода, когда медитативный опыт смог действительно превратиться в один из важнейших объектов текстового отображения и толкования. О возможных мотивах, резко повышавших вероятность подобного хода событий, говорилось уже ранее, и теперь нам остается
только проследить, как предложенная гипотетическая схема, назначение которой ограничивается выявлением одной лишь общей тенденции развития, соотносится с конкретным материалом школьной традиции Белой Яджурведы. В связи с этим вновь вернемся к кн. X «Шатапатха-брахманы».
Начнем с констатации одного факта, который, насколько мне известно, не привлекал до сих пор внимания исследователей, хотя, с моей точки зрения, именно его и аналогичные ему свидетельства других
школьных обрядовых традиций как раз и следовало бы поставить
в самый центр при обсуждении проблемы жанровой эволюции брахманической прозы в конце поздневедийского периода. Дело заключается в том, что первые же узусы слова upanisad в «Шатапатха-брахмане», фиксируемые с кн. X (ШБр Х.3.5.12; Х.4.5.1; Х.5.1.1), коррелируют с началом активного употребления в той же кн. X глагола upa-as
в его совершенно особом и специальном значении «почитать, предаваясь упасане» (ШБр Х.2.6.19, Х.3.4.5, Х.3.5.3, Х.3.5.11, Х.4.4.4, Х.4.5.1,
Х.5.2.20, Х.6.2.10, Х.6.3.1-2). Более того, единственный узус upanisad
за пределами кн. X (ШБр XII.2.2.23) также коррелирует с единственным же случаем употребления за ее пределами и глагола upa-as все
в том же чисто терминологическом своем значении, отсылающем, в конечном счете, к процедуре медитации (ШБр XII.2.3.13).
Отталкиваясь от этих наблюдений, мы вправе предположить, что
и upanisad и upa-as, будучи техническими и к тому же одноплановыми
в смысловом отношении терминами, с самого начала несли в себе взаимно предполагающие и сориентированные друг на друга смыслы, находясь в едином смысловом горизонте, образованном обоюдными их
ожиданиями. Так вот, чтобы проверить обоснованность нашего предположения, имеет, я думаю, прямой смысл поближе познакомиться со всег

142 о

Замечу, что это происходит несмотря на то, что первая же брахмодья, с которой
сталкиваешься в тексте «Брихадараньяка-упанишады», касается не просто знания Брахмы, а именно того, как следует почитать его, предаваясь упасане (см. БрУп II. 1.1 и ел.).
89