Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
из явного непонимания обсуждаемого текста и внутренней логики его
развертывания137. Ведь разговор здесь идет вовсе не о жертвенном коне, да еще почему-то о каком-то растении под названием арка, да
плюс к тому же о смерти, и даже не об ашвамедхе и агничаяне, а в конечном счете именно о том, как рождается присущая устроению всего
здешнего мира универсальная пищевая двоица (тема, заданная в тексте, кстати сказать, уже до этого; см. ШБр X 6 2), и еще вдобавок
о том, как жертвователю можно выйти за ее пределы, чтобы сама
Смерть стала его атманом, а он за счет этого, преодолев архетипическую оппозицию «поедатель»-«поедаемое», смог бы достичь бессмертия (ср. ШБр Х.6.5.8 и примеч.)
Таким образом, тематика всего пассажа ШБр Х.6 4 и 5 — порождение онтологической двоицы и ее преодоление — оказывается, с одной
стороны, типично упанишадской, вполне подходящей для зачина
в произведении соответствующего ее духу жанра, а с другой — она
же, будучи содержательным и терминологическим образом связанной
с толкованием агничаяны, совершенно уместна и в брахмане — в завершение разговора об этом обряде, по исполнении которого в идеально расцениваемом ритуалистами случае предполагалось принесение в жертву посвященного Праджапати коня1 8.
Транспонирование данного пассажа в начало КБрУп приводило
лишь к небольшому смещению акцентов внутри двуединой обрядовой
перспективы (агничаяны и ашвамедхи), в которой ведется повествование о сотворении мира Голодом-Смертью в Мадхъяндина и Канвия
рецензиях. Если в первой это повествование уже по одному своему
местоположению в тексте брахманы встраивалось прежде всего в перспективу агничаяны, то во второй, выступая в качестве зачина упани139
шадыу оно воспринималось, скорее, в перспективе ашвамедхи . Но
суть дела от этого вовсе не менялась. Ведь в обоих случаях так или
иначе идея порождения пищевой двоицы с последующей затем аннигиляцией оппозиции «поедатель»-«поедаемое» не могла не проступать в тексте самым очевидным для ритуалиста образом.
137

Своего рода оправданием глубоко почитаемого мною мэтра мировой индологии
может, видимо, служить то обстоятельство, что практически все переводы Канвиярецензии «Брихадараньяка-упанЙшады» не проясняют существа связи между двумя
первыми ее брахманами (КБрУп I 1 и I 2) и в силу этого являются в определенной степени несостоятельными
138
Подробнее о том, что оба эти обряда, агничаяна и ашвамедха, непосредственно
ожидали и предполагали друг друга уже в самой обрядовой практике, см примеч
к ШБр X 6 5 8
9
Диагностичным в этом отношении можно, вероятно, рассматривать одно-единственное изменение в тексте — замену частицы iva на eva, которым сопровождалось транспонирование всего пассажа в начало КБрУп, см подр первое примеч к ШБр X 6 5 8
86