Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
трактуется как процесс постепенного воплощения Агни-Праджапати
на месте будущего жертвоприношения, слово агка, приобретая характер полноценного технического термина, отсылает либо к священному
огню на построенном жертвователем алтаре (или к самому алтарю
вместе с разведенным на нем огнем), либо (что реже) к растению под
названием арка (Calotropis gigantea), листья которого использовались
вместо жертвенных ложек при шатарудрия-приношении, совершавшемся по окончании укладывания алтарных кирпичей, но в любом
случае, т.е. вне зависимости от своего конкретного индикативного
значения, слово агка в каждом из своих узусов неизменно коннотирует
136

здесь идею агничаяны .
— весь пассаж ШБр Х.6.4 и Х.6.5 (= КБрУп 1.1 и 1.2) дается в последовательно выстраиваемой обрядовой перспективе и в предметном
отношении сфокусирован на архетипической пищевой двоице — на
жертвенном коне {адvo medhyah), выступающем в тексте в качестве
прообраза здешнего мира, и алтарном огне (agnig citah), который, будучи воплощением Агни-Праджапати, описывается как универсальный поедатель этого мира, соотнесенного, подчеркиваю, все с тем же
жертвенным конем;
— сотворение Голодом-Смертью мира трактуется в ШБр Х.6.5.1-7
(= КБрУп 1.2.1-6) как выход потенциального Праджапати из состояния
абсолютной пищевой негации и соответственно как становление двух
его актуальных и взаимно предполагающих друг друга ипостасей:
praja и рай (или, что то же, но уже в пищевом ключе — поедаемого
и поедателя), только и образующих вместе полноценную и самодостаточную онтологическую двоицу;
— исполнение обряда ашвамедхи, к чему отсылает в заключение
ШБр Х.6.5.8 (= КБрУп 1.2.7), когда жертвенный конь поедается огнемаркой, находящимся на сооруженном по этому поводу алтаре, приводит к тому, что все вновь возвращается к своему исходному недвойственному (и, замечу, искомому, ср. ШБр Х.6.3.2 и примеч.) состоянию — к состоянию характерной для Голода-Смерти абсолютной пищевой негации, при котором опять, как и в до-тварный период, нет
места делению на еду и поедателя.
Основываясь на этих выводах — подкрепленных, повторюсь,
в комментариях текстологическим анализом, — мы с полным правом
можем настаивать на том, что дело мы тут имеем отнюдь не с восхвалением ашвамедхи, а потому основополагающий тезис Л. Рену относительно неуместности такого восхваления в книгах шандильевого
Цикла сам представляется совершенно неуместным, проистекающим
Ср. ниже наиболее показательную в этом отношении игру словом агка в ШБр
Х.3.4.5.
85