Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
можные преобразования свойственного ей потенциального текста,
всегда будет сохранять в содержательном отношении черты большей
или меньшей преемственности 2 4 .
Прочитанное в этом свете утверждение А. Кейта о том, что «брахманы содержат в зародыше все идеи, которые образуют фундаментальную доктрину упанишад»125, представляется в принципе вполне
для меня приемлемым — но только, подчеркну, в принципе, в котором, однако, как раз и заключена вся суть расхождений с ним (а в его
лице и с определенной научной традицией, склонной до сих пор редуцировать человеческое целое до так называемого интеллекта, спонтанно порождающего одною лишь присущей ему силой духа те или
иные идеи). Как я пытался показать выше, решение вопроса о преемственности в развитии древнеиндийской культуры на переходе от
брахман к упанишадам никоим образом не сводится к прогрессирующему развитию обособленных от человеческой реальности идей и с
необходимостью предполагает решительное расширение рамок проводимого исследования за счет включения в него анализа стоявших за
идеями мотивов, формирующихся внутри сложившейся на данный
момент системы ожиданий. Без этого, в частности, мы вряд ли можем
рассчитывать на сколько-нибудь удовлетворительное решение интересующей нас проблемы, связанной с жанровой эволюцией брахманической прозы в конце поздневедийского периода.
Скрытая динамика соответствующих процессов, обусловленных
превращением медитативного опыта в объект текстового отображения, хотя бы в первом приближении (и, скорее, с логической ее стороны), но все-таки была уже обрисована на предшествующих страницах.
И вот теперь самое время приступить к более предметному ее рассмотрению. Сразу же оговорюсь: предлагаемый ниже анализ вовсе не
претендует на сколько-нибудь исчерпывающую полноту. Его цель —
большей частью служебная, а потому и гораздо более скромная — заключается прежде всего в том, чтобы содействовать прояснению общего характера текста ШБр Х.6.1.1 — Х.6.5.9, с которым далее столк124

4

В связи с выражением «развитие культуры» хотелось бы обратить попутно внимание еще на одно важное для меня обстоятельство. В рамках излагаемого здесь подхода данное выражение не имеет никакого касательства к идее прогресса, сводящей
развитие культуры к однолинейному и однозначно расцениваемому (в положительном,
разумеется, смысле) движению кумулятивного типа. Ведь у нас как-никак получается,
что очередное преобразование потенциального текста с неизбежностью предполагает
не только формирование в культуре новых познавательных возможностей, но одновременно и закрытие ряда старых, в принципе неисчерпываемых (по причине принципиальной неисчерпаемости возможностей как таковых), но ставших для нее тем не менее
Уже недоступными.
125
Keith A.B. The Aitareya Aranyaka. Delhi, 1995, с. 257, примеч. 10.

79