Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
Привычно встраиваясь в наезженную колею рассуждений и продолжая игнорировать общеметодологический характер проблемы, заключенной в самом факте состоявшегося в культуре описания120,
можно, конечно, и эти правила расценить как еще одно свидетельство
неполного очищения упанишад от прежнего ритуалистического духа— лишь как очередное проявление не до конца изжитой еще их
~

~

-

f

121

*

приверженности внешней ведийской обрядности . А можно, напротив, сосредоточившись на указанной проблеме, задаться сначала совершенно конкретным вопросом — а что, собственно говоря, отличало
шаг, предпринятый «Брихадараньяка-упанишадой», от тех весьма
близких, казалось бы, по своему духу наметок описаний домашней
обрядности, с которыми мы сталкиваемся уже в текстах брахман*]
И вот тогда принципиальная разница между ними проступит со всей
очевидностью.
Вся суть расхождений заключена здесь в различных мотивах, стоявших за соответствующими описаниями И действительно, из всего
множества санскар в поле зрения составителей брахман попадали, посвящение в ученики, с чего начиналось обучение мантрам, и похороны
агнихотрина (см., например. ШБр XI.5.4.1-18; X II 5 1 и ел.) —
т.е. именно те санскары, которые по самой общей своей смысловой
и прагматической направленности находились в теснейшей связи
с торжественным обрядом почитания богов, маркируя соответственно
начало жертвенного пути будущего жертвователя-яджаманы и его завершение. Но в силу этого они и могли приобретать значение «стимула» еще в прежней, так сказать, классической системе ожиданий
с «яджной» в качестве семантического ее ядра. Трансформация этой
системы в конце поздневедийского периода, явившаяся прямым ретекста отсылает к безымянной упанишаде, предписаниями которой должно было руководствоваться при совершении обрядов, обеспечивающих успешное зачатие ребенка
(garbhalabhana), предохраняющих непорожнюю женщину от выкидыша {anavalobhaпа) и гарантирующих рождение сына (pumsavana)

Попутно замечу, что те же самые

концептуальные рамки, внутри которых становилось оправданным обращение упанишад, а затем и грихьясутр к родильным обрядам, обеспечили позднее возможность
включения в текст «Яд^кнавалкья-смрити» своего рода физиологического (ЯС III 7 5 83) и анатомического (ЯС III 84-109) разделов, посвященных соответственно помесячному развитию зародыша в утробе (в ходе которого Владыка-Атман, согласно тексту
ЯС, воплощается, принимая «пять элементов, будучи сам шестым») и строению человеческого тела (причем с точным указанием местоположения воплотившегося в нем Атмана — в середине круга, образованного 72 тысячами артерий, исходящих из сердца)
120
Здесь, наверное, нелишне обратить внимание на то, что некоторые из домашних
обрядов (как, например, свадьба или церемония приема гостя) отнюдь не уступали по
Древности торжественным обрядам почитания богов, но, несмотря на это, долгое время
оставались лишь фактом внетекстовой реальности, не попадая в поле зрения «теоретической» культуры древней Индии
Ср Сыркин А Я Некоторые проблемы изучения упанишад М , 1971, с 123

75