Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
«Ведь и в самом деле из этого (атмана) возникает все здешнее,
в него и входит. Поистине, кто знает так, становится прибежищем
для равных (ему по рождению сородичей).
Поистине, кто знает, что в этом (атмане) еда, а что поедающее
начало, в том поедатель рождается — еда для него готова110. Вода
и Земля — еда; ведь и в самом деле любая еда состоит из них
Огонь и Ветер — поедающее начало111; ведь и в самом деле любую
здешнюю еду поедает он с их помощью. Пространство — вместилище; ведь и в самом деле вмещается все здешнее в Пространство.
Поистине, кто знает так, становится вместилищем для равных (ему
по рождению сородичей).
более того, по типологическим соображениям представтяется весьма вероятной, с методологической точки зрения важно все-таки учитывать принципиальную разницу
между двумя различными уровнями реальностей, текстовой и внетекстовой, — между,
положим, уровнем бытования обряда и его генезисом, с одной стороны, и уровнем
описания того же обряда — с другой Ведь в ходе последнего всегда могут спонтанно
актуализироваться и такие мотивы, которые не имеют непосредственного отношения
к отображаемой в тексте обрядовой практике, зато имеют прямое отношение к сложившейся системе ожиданий, в которой они состоялись как-факт именно текстовой, но,
быть может, и только текстовой реальности
110
Явная неоднозначность данного высказывания (tasmin у о ппап cannadan ca
vedahasminn annado jayate bhavaty asyannam), осложненного бессоюзным способом
присоединения последнего предложения (да еще и с инверсией его членов — bhavaty
asyannam), представляется совсем не случайной Она, как мне кажется, несет здесь
совершенно определенную смысловую нагрузку, изначально обеспечивая возможность
двоякого его толкования, что само по себе также весьма для нас показательно Ведь
понимать его можно вполне приземленно — как отсылающее просто к рождению
у «знающего так» упасаки сына-поедателя, наследующего отцу в его верховенстве над
сородичами (ср ШБр X 3 5 11) Но то же самое высказывание, прочитанное последовательно в перспективе гносиса, будет уже означать рождение в нем самом универсального поедателя и соответственно еды, без которой он просто не может стать поедателем уже по определению В переводах Кейта и Макс-Мюллера (так же, как и в их примечаниях к ним) этот второй, онтологический, так сказать, план повествования не нашел своего отражения Замечу, что с аналогичной двусмысленностью мы сталкиваемся
также и в ШБр 18 3 6, где в одном едином высказывании tasmad и samanad eva purusad
atta cddyac ca jayete — тоже совмещаются оба плана повествования (см ШБр I 8 3 5-6
и примеч)
1 х
' Под Огнем и Ветром здесь следует понимать соответственно огонь пищеварения, именующийся обычно в этом качестве Агни Вайшванарой (vaicvanara — букв
«всечеловеческий»), и дыхание (ргапа) человека, раздувающее и поддерживающее этот
самый внутренний его огонь В данном случае мы имеем весьма примечательное для
нас «смешение» двух феноменов, принадлежащих двум различным уровням реальности, микро- и макрокосму, которые при их описании обычно разносились в брахманической прозе по рубрикам adhyatmam («относительно атмана») и adhidevatam («относительно божеств»), следуя в тексте одно за другим, эти описания, конкретизируя общую идею тождества Атмана и Брахмы, призваны были наглядно продемонстрировать
всю условность деления на я и любое противостоящее ему то

66