Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
бесконечно малое, расцениваясь как вмещающее и порождающее «все
здешнее» начало, и оказывалось одновременно равным целому универсума.
Если теперь с этих позиций вновь вернуться к понятию атмана
брахманических текстов и взглянуть на него в ретроспективном плане,
становится очевидным, что все конституировавшие его вербальные
ожидания вместе со всеми его биодинамическими проекциями, связанными с новым совокупным телом жертвователя, разросшимся (по
сравнению с физическим) за счет вхождения в него сородичей в качестве принципиально неотчуждаемой его плоти, как раз и образовывали
ту совершенно неактуальную для нас интенциональную канву, которая, структурируя и направляя брахманическую мысль, вплотную
подводила к фундаментальной и основополагающей для упанишад
идее онтологической двоицы и соответственно — к осознанию безусловной необходимости выхода за ее пределы.
Несомненно, идея эта в латентном своем состоянии была достоянием еще прежней, классической системы ожиданий, сложившейся
в период брахман. А вот вывело ее из этого состояния предпринятое
в упанишадах рационализирующее описание медитативного опыта,
сыгравшее по отношению к ней роль своеобразного спускового крючка. Именно оно сразу же актуализировало эту скрытую до времени
потенцию, в полной мере востребовав изначально связанный с атманом концепт целостной и полновесной особы (о которой еще полвека
тому назад говорил Л. Рену), и притом особы (как я пытался показать
сейчас) весьма своеобразной — с довольно размытыми и подвижными
поверхностными границами ее совокупного тела.
В обороте atmana bhavati упанишадская идея «онтологической»
двоицы присутствует пока лишь как чистая интенция мысли. Более
определенно она сказывается в двухчастном устроении Праджапати,
совмещавшем в своем лице оба аспекта жертвоприношения: и его объкоторого в разных направлениях разлетаются (\y-uccaranti) маленькие искры, а с другой — с пауком (urnaxabhis), который в состоянии явить свое содержимое (uc-caret),
выпуская из себя нить (tantuna — букв «с помощью нити») Замечу, что в переводе
Сыркина последнее сравнение развертывается по другой (и, честно признаюсь, оставшейся для меня непонятной) линии «Как паук выползает с помощью нити » и т д По
моему мнению, глагол ис-car употреблен здесь не для обозначения движения локомоционного характера, а скорее, в смысле опорожняться (по Мониер-Вильямсу «to let the
contents (of anything) issue out, to empty the body by evacuations») В тане содержания
в пользу такого понимания свидетельствует в данном случае явно взаимодополнительный характер двух высказываний паук как содержащее начат явтет свое содержимое <-> искры как содержимое начало являются нам вычетая из огня, в плане выражения об этом же говорит уже само «содержимое» сложного слова urna-xabhi (cp пгпаnabhi в ШвУп VI 10), первая часть которого отсылает к паутине (игпа), находящейся
внутри сопоставляемого с Атманом паука
61