Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
поскольку atman в контексте обсуждения медитативного опыта становился носителем идеи двухчастного и всепоглощающего «онтологического» целого и поскольку он в то же самое время, будучи представленным на уровне чувственной ткани в виде одного лишь двигательного вектора к себе, с необходимостью — просто из-за нехватки предварительного дистанцирующего движения — рождал здесь ощущение
некоторой неполноты и незавершенности, постольку ожидающее его
на уровне потенциального текста слово brahman, ставшее уже и прежде его неполным дейктическим антонимом (от себя — но только
вверх), чтобы заполнить образующуюся при этом биодинамическую
лакуну, должно было теперь получать при устной трансляции упанишадского текста принципиально иное, отличное от былого жестикуляционное подкрепление.
Отныне понятие brahman стало предполагать под собой такую биодинамическую проекцию, которая была лишена присущей ему ранее
дейктической однозначности, за ним скрывался теперь гораздо более
объемный в векторном отношении психологический жест, который
при своей актуализации всегда был готов развернуться в реальное указующее движение руки, направляемой в любую сторону, а не только
вверх, от персоны . Теперь оно отсылало не только и не столько
к запредельно далекому «тамошнему» миру (asau lokah) небожителей,
сколько к любому (и, в частности, к гораздо более близкому) это в его
здешней (по ситуации) соотнесенности с единичным Я (aham) здешнего (ауат) же мужа-пуруши
В результате, упанишадское brahman в качестве уже полного дейктического антонима «атмана» начало сближаться в данной позиции
с неопределенно-дистантным местоимением tad («то, это»), способным
указывать, в отличие от прежнего крайне далекого adas (п., т., / —
1

Г\Г\

99

На уровне текста наличие подобного внутреннего психологического жеста,
скрывавшегося за «брахманом» упанишад, могло, в частности, заявлять о себе в весьма
характерных описаниях, где он, равно как и «атман», являлся в пространственной системе координат в качестве бессмертного и вездесущего начала, расположенного по
всем, так сказать, азимутам, ср МундУп II 2 12 «Поистине, брахма — это бессмертное Брахма впереди, брахма — позади, справа и слева, он простирается вниз и вверх
Брахма — это все здешнее, это здесь величайшее» (см также ЧхУп VII 25 1)
100 г,

Замечу попутно, что спонтанно состоявшийся при описании медитативного
опыта переход упанишадской мысли из хронотопа там-тогда в хронотоп здесь-сейчас
уже сам по себе был чреват весьма существенным преобразованием прежней, типичной
Для брахман, экзистенциальной перспективы, ведь, по сути дела, он формировал все
необходимые «пред-рассудочные» предпосылки, делавшие в принципе возможным
увязывать — причем самым естественным теперь образом — преодоление здешним
мужем-пурушей двойственности не только с состоянием, обретаемым им после смерти
на «тамошнем» небе (т е тогда, в будущем), но и с состоянием, которое можно и нужно достичь уже непосредственно здесь, на земле (т е сейчас, в настоящем)
59