Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
между обрядовым действием и все тем же Священным Словом литургической формулы70
Таким образом, если «Ваджасанейи-самхита», будучи собранием
мантр — те Ведой по преимуществу в школьной традиции Белой
Яджурведы, — уже изначально заключала в себе присущую им благодатную силу, именуемую брахмой, то «Шатапатха-брахмана» имела
отношение к этой силе лишь опосредованно, во вторую очередь. Это
непосредственно вытекает из самого ее названия, содержащего слово
brahmana, которое самой своей внутренней формой отсылает к нечто
такому, что имеет касательство к брахме (brahman, п.) Касательство
же к брахме «Шатапатха-брахмана» действительно имела и имела постольку, поскольку тоже приводила мантры — но только для того,
чтобы приступить к их последующему (часто пословному) комментированию.
То же, что обычно принимается исследователями за описание предметно-действенной стороны обряда (кагтап), входило в нее лишь в качестве необходимого момента этого толкования и не имело самостоятельного значения. Такого рода описания преследовали вполне определенную цель — показать при каких условиях имманентно присущая
мантре сила брахмы может быть спроецирована на жертвователя, так
чтобы, с одной стороны, обеспечить ему добротное существование
в этом мире, а с другой — сотворив ему новый атман из ричей, яджусов и саманов, открыть перед ним дорогу на небо71.
Тем самым «Шатапатха-брахмана» вплотную подводила ритуалиста к тематике, которая в большей степени ассоциируется у нас с жанром упанишад, хотя в действительности актуальность ее в полной мере
дала о себе знать уже в поздних книгах нашего текста (начиная примерно с десятой). Но одновременно с этим «Шатапатха», четко обо70

Вообще говоря, изложение и раскрытие связей (bandhu) между различными составляющими яджны являлось одним из основных приемов, к которым прибегал ритуалист при толковании того или иного факта жертвенного мира, подробнее о bandhu
как «техническом» термине брахманической прозы см Романов В Н Историческое
развитие культуры Проблемы типологии М , 1991, с 76-79
71
Здесь уместно заметить, что одно из самых значимых для упанишад «отождествлений» — атмана с брахмой, в цртором обычно видят плод напряженной работы метафизической мысли и прямо-таки вершину ее, является в действительности фразой,
спонтанно и без всякой задумчивости рождавшейся в той системы ожиданий, где понятия самости, яджны, веды и брахмы образовали единый семантический пучок онтологического в содержательном отношении характера Смысл ее как раз и состоял в том,
что новый атман жертвователя в случае успеха яджны будут образовывать именно
мантры, т е ричи, саманы и яджусы, или, иначе говоря, Веды, или, что то же, брахма
И уже совсем другое дело, как это спонтанно рождавшееся исходное «отождествление»
(эта предшествующая мысли данность) стало трактоваться в дальнейшем с течением
времени (об этом см ниже)

46