Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
очередь, и есть по преимуществу яджна, благодаря которой желание
жертвователя сбывается (satyo bhavati) и сущее (sat) являет себя очевиднейшим образом: в виде полного срока его жизни, идущего вовремя для него дождя, изобилия у него еды, скота, потомства и т.п. Анрита же (an-rta), напротив, есть отрицание (an-) заведенного (rta) порядка вещей и, следовательно, яджны, с помощью которой этот порядок
установили когда-то боги и неизменно отстаивали потом в постоянной
борьбе с асурами.
Таким образом, в своем обрядовом значении те же «сатья» и «анрита» отсылали уже не просто к мантре и противостоящему ей мирскому слову, а непосредственно к самой бытийной основе яджны.
Подчиняясь этому импульсу и привычно отступая в поисках опоры
во время оно, ритуалистическая мысль не могла в конце концов не
столкнуться с вопросом об исходном состоянии мира, когда еще не
было в нем порядка, а столкнувшись, не могла не дать ответа вроде
того, что предложила «Шатапатха-брахмана», связав, в частности,
преодоление изначального хаоса с последовательным разведением
сатьи и анриты и закреплением их за богами и асурами соответственно:
«Вступили боги и асуры, два порождения Праджапати, в отцово
наследство — из речи, из сатьи и анриты, и именно и из сатьи и из
анриты. Говорили они сатью, и те и другие, и анриту — и те и другие.
Боги оставили анриту — держались они сатьи, а вот асуры оставили сатью и держались анриты.
Та сатья, что была у асуров, увидела это (и сказала): „Поистине,
боги, оставив анриту, стали держаться сатьи. Пойду-ка я туда!"
Пошла эта (половина сатьи) к богам.
Та анрита, что была у богов, увидела это (и сказала): „Поистине,
4
асуры, оставив сатью, стали держаться анриты. Пойду-ка я туда! '
Пошла эта (половина анриты) к асурам.
Теперь боги говорили всю сатью, асуры — всю анриту. Боги —
те говорили, прилепившись к сатье. Были они вроде бы последни5
ми из мужей , последними из неимущих. Поэтому и теперь, кто
говорит, прилепившись к сатье, вроде бы и становится последним
из мужей, последним "из неимущих, но, в конце концов, именно он
и становится сущим (bhu). Ведь боги, в конце концов, и в самом
деле стали сущими.
последними из мужей {aisaviratarah) — Перевод условен Из всех предложенных интерпретаций aisavira (CM Macdonell A A , Keith А В Vedic Index of Names and
Subjects Vol 1 Varanasi, 1958, с 123) ясно одно, что aisa придает всему сложному
слову уничижительное значение (у Эггелинга «very contemptible»)

38