Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
зрения начинающееся здесь с головы перечисление различных частей конского тела восходит, вероятно, к конкретной обрядовой ситуации, и точнее —
к расчленению жертвенного коня, которое сопровождалось называнием отделяемых его членов (ср РВ I 162 18)
содержимое кишок — песок (uvadhyam sikatah) — Появление в приводимом перечне содержимого кишок (uvadhya) провоцировалось, судя по
всему, тем обстоятельством, что при разделке жертвенного коня химус следовало непременно удалить по причине его смрадного запаха (ср РВ I 162 10)
Для соотнесения же шлаков организма с песком необходимо учитывать, что
как то, так и другое могло в равной мере сопоставляться в брахманической
прозе с золой (bhasman), которая остается от Агни Вайшванары, трактуемого
в этом случае в качестве внутреннего огня пищеварения (ср, например,
ШБр VI 6 4 1 и VII 1 1 9)
кишки (gudah) — реки — Сходное понимание gudah у Эггелинга и Бетлинга Сыркин, вопреки, как кажется, контексту, переводит — «жилы»
когда {с шумом) встряхивается (vidhunute) — гремит гром
— Под
действием, означенным сказуемым vidhunute, Эггелинг понимает здесь разновидность ржанья (whinnying), что плохо согласуется с лексическим значением
глагола vi-dhu Перевод Сыркина «Когда он содрогается, гремит гром», —
оставляет непроясненным основание для проводимого сравнения с грохотанием грома
ржанье и есть его речь (vdg evasya vak) — У Эггелинга «Speech its
voice», под голосом (vak) коня здесь, конечно же, следует понимать ржанье,
на что справедливо указывает Семенцов (Семенцов В С Проблемы интерпретации брахманической прозы, с 125, примеч 8) Сыркин (под влиянием, судя
по всему, Бетлинга) переводит «Голос — это его голос»
Поистине, день родился посче коня — как (первое возлияние сомы с помощью чаши под названием) «махиман», (совершаемое) перед (приношением
в жертву его сальника) (ahar va acvam purastan mahima nvajayata) — О двух
махиман-приношениях сомы во время ашвамедхи в традиции Белой Яджурведы см подр ШБр XIII 2 11 1-2, 5 2 23, КШС XX 5 2, 7 16-17, 26 (ср также
Семенцов В С Проблемы интерпретации брахманической прозы, с 125-126,
примеч 10) Перевод Сыркина, следовавшего здесь, вероятно, Дейссену
«Поистине, день возник для коня подобно [сосуду] Махиман, что ставят перед
[конем]», — совершенно неприемлем, причем как с точки зрения синтаксиса,
так и с точки зрения обрядовых реалий Никакой сосуд перед конем не ставился — просто первое возлияние сомы с помощью особой чаши (graha),
именуемой «махиман» (букв «величие»), имело место перед принесением
в жертву его сальника Основная же синтаксическая трудность заключается
здесь в том, что именно управляет винительным падежом слова acva Эггелинг, как и Семенцов (там же, с 48), связывает acvam — и, надо сказать,
вполне естественно с точки зрения его местоположения в предложении —
с purastat («перед конем»), однако при этом оба оставляют без внимания префикс апи- Эртель (с 140-141), напротив, указывая, что purastat (как и последующее paccat) с зависимым от него винительным падежом употребляется
в брахманической прозе крайне редко, рассматривает, вслед за Бетлингом,
353