Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
оценок и наставлений, медитация на целостный объект вовсе не отменяла
медитацию на составные его части; ср. в этой связи соотношение двух начальных книг «Чхандогья-упанишады»: если первая целиком посвящена изложению разнообразных процедур, связанных с медитацией (updsana) на различные составляющие самана (на праставу, удгитху, пратихару и т.д.), то начиная с II. 1.1 речь уже идет о медитации на целое самана {samastasya samna
upasanam), что само по себе никак, разумеется, не исключало возможности
практиковать предыдущие. Можно полагать, что в иерархии ментальных
практик, начавшей, видимо, складываться приблизительно в этот период, медитации «целостного», «сампративидного», так сказать, типа, занимали более
высокое положение по сравнению с «частными», но обе вместе они уступали
в своем значении прямой медитации на это начало. По всей вероятности,
именно с этим обстоятельством можно связать то расхождение, которое обнаруживается между явно положительным, как в данном случае, значением
samprativid и его явно отрицательным значением, как это засвидетельствовано
более поздней «Каушитаки-упанишадой» (1.4). Бётлинг в своем Словаре фиксирует лишь отрицательное значение samprativid, и к тому же без всякой его
связи с медитативной практикой: «...der die Gegenwart versteht; der einen gesunden Menschverstand hat, die hoheren Wahrheiten aber nicht kennt».
...именно не знающими согласно (Агни Вайшванару) (asamvidana eva)... —
То есть знающими его по частям, а потому и не способными к согласной медитации. О возможности подобного понимания свидетельствует значение
samvidanah в ШБр 1.5.2.19, где это слово определяет состояние четырех жрецов, которые, с тем чтобы вызвать дождь, предаются совместной и согласной
медитации (dhyana) во время полнолунного обряда (ср. узус samvidanah
в ШБр XII.8.3.26). У Эггелинга: «In the morning, still at variance with one another, they...».
...с (жертвенным) топливом в руках... — То есть в знак ученичества —
в знак готовности служить учителю, поддерживая в его доме священный
огонь, при котором только и могла иметь место передача священного знания.
Дозволь нам (как ученикам) приблизиться к тебе (ира tvayama)\ — У Эггелинга: «We want to become thy pupils». Однако субъюнктив ира-ауата выражает здесь, скорее, не хотение совершить действие, а зависимость его исполнения от внешних обстоятельств; ср. Елизаренкова, с. 280.
Х.6.1.4
Что ты признаешь за Вайшванару (kam tvarii vaicvanaram vettha)! — Здесь
и далее (вплоть до Х.6.1.9) для прояснения практической нацеленности повторяющегося раз за разом вопроса в конце его следовало бы, наверное, ввести конъектуру: «когда предаешься упасане»; ср. параллельный текст «Чхандогья-упанишады» (V. 12.1, 13.1, 14.1 и т.д.), где vettha везде заменяется в вопросах Ашвапати Кайкеи прямо на upassa.
Но ведь это (tva etau)... — В понимании формы tva перед etau как tu-vai
следую, как и Эггелинг, за Саяной.
Или (относительно знания) — тебе остались бы известны (только) ноги
(Вайшванары), если бы ты не пришел (ко мне) (padau te viditav abhavisyatarh
341