Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
в КШС VII 1 6 КШБр II 8 1 5 имеет хотя и небольшое, но чрезвычайно важное огличие uta hi trtiye puruse samgacchamahe caturthe samgacchdmaha in
videvam dlvyamdnd dsate jdtfyd asya sma Hi Здесь, как бы ни трактовать связь
двух iti и ни расценивать область действия последнего, заключительные слова
asya sme («мы суть его», т е «мы принадлежим ему», — отсюда, в частности,
конъектура «его» в предыдущей фразе) указывают вполне определенно на
контекстуальный характер высказывания Это высказывание принадлежит
«народу» жертвователя, составлявшему с ним одну общую группу из трехчетырех покотений, для которых он, являясь преде тьным воплощением всей
семьи в целом, был их «поедателем», т е главой этой большой «поедаемой»
им семьи, нарекаемой по его имени и соответственно «поглощаемой» им Ср
ШБр X 6 2 1, где вслед за утверждением, что «поедатель и поедаемое — это
присущая здешнему (миру) двоица (dvayam vd idam atta caivddyam ca)»,
в продолжение говорится «Вот когда такая пара сходится, именно поедатель
называется (по имени), не поедаемое (tad yadobhayam samdgacchaty attaivakhyayate nddyam)» Наличие «поедаемого» в таком случае как бы само собой
разумеется, что и демонстрируется далее (X 6 2 2 и ел) рядом примеров
жертвенный огонь, положим, «поедатель», а возлияния (dhuti) в него — это
то, что изначально придано (dhiti) ему именно как «поедателю», и т п
Если согласиться с предложенной выше интерпретацией, непогребная игра словами присутствующих при жертвоприношении семейников жертвователя (ср I 5 1 20 и примеч ) заключалась в обыгрывании (за счет двусмысленности samgam и purusa) именно работающей экзогамной нормы, не допускавшей между ними брачных отношений Шутка, как мы видим, шуткой, но
совершенно вроде бы частный вопрос, связанный с ее пониманием, сразу же
отсылает нас к наиболее фундаментальным особенностям поздневедийской
культуры, как она представлена на уровне ее потенциатьного текста
1839
Потом держась за окладыш обращается (к агнидхре) с призывом (atha
pandhim abhipadydgrdvayati) — Ср I 5 1 2-3 Технический термин dgrava\ati
означает произнесение жрецом-адхварью обращенного к агнидхре призыва о
grdvaya («Вели, чтоб было услышано1») В ответ на этот призыв агнидхра
восклицал astu grausat(«Да услышано будет'») См примеч к 1 5 1 1
1 8 3 10
Поистине божественные хотары — это и есть вот эти (три) окладыша Ведь они же и в самом деле Агни — Ср 13 3 13-17
на речение бчагих речей (suktavakaya) — Суктавака — техническое название серии мантр, произносимых далее хотаром (I 9 1 4-23) У Эггелинга
«for the song of praise1» С предложением Гонды (GondaJ The Ritual Functions
and Significance of Grasses in the Religion of the Veda Amsterdam etc, 1985,
с 206, примеч 42) следовать в переводе suktavdka его этимологическому значению (recitation of what is recited well) без учета содержания мантр, в которых
хотар высказывал различные благопожелания жертвователю, вряд ли можно
согласиться — и уж тем более в данном контексте, ср известную синонимичность bhadravacyaya и suktavakaya в I 9 1 1 Судя по всему, оба значения sukta
329