Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
все Времена года без поименного их отказывания. Если сейчас адхварью будет перечислять имена, все будет выглядеть так, будто в джуху-ложке имеются поименованные, но тогда уж точно смешавшиеся доли, что, разумеется,
недопустимо («ведь совершит он непотребное смешение»). Чтобы избежать
этого, следует ограничиться упоминанием одной только Весны, имея, однако,
в виду, что с ее именем «тут он сразу же выговаривает на самом деле все времена года». Когда опасность кровосмешения устранена и условия для непорицаемого соития созданы жрецом-адхварью, дальше уже дело хотара (см.
1.5.3.15 и примеч.) и самого жертвователя (см. 1.5.4.12 и примеч.) позаботиться о сотворении здесь уже приемлемых, т.е. разнополых, пар.
1.5.3.11
Ведь Иды и в самом деле дожди: вот и мелкий гад, который летом и зимой совсем усыхает, и тот во время дождей все старается добыть еду, о
которой (прежде) как бы молил (iti hi varsa ido yad idam ksudrarh sarlsrpam
gnsmahemantabhyam nityaktam bhavati tad varsa Tditam ivannam icchamanam
carati). — «Мелкий гад» (ksudrarh sansrparh) появляется также в ШБр II.5.1.2
в качестве обозначения отличного от змей класса тварей. Теперь относительно синтаксиса. Рассматриваю второе varsah как аккузатив во временном значении протяженности, связывая при этом Tditam с аппат (ср. 1.5.4.3; см. также:
Минар, № 757). Эггелинг понимает синтаксические связи иначе: «The Ids
(praises), doubtless, are the rains; they are the rains, inasmuch as vile, crawling
(vermin) which shrink during the summer and winter, then (in the rainy season)
move about in quest of food, as it were, praising (id) the rains».
1.5.3.13
...восклицание «сваха» — это конецяджны. — Ср. 1.9.2.25-28.
...повторяя) «сваха», «сваха».— Во время пятой предваряющей жертвы
хотар произносит мантру: «Мы, кто жертвует (восклицание) „сваха" Агни,
(восклицание) „сваха" Соме, (восклицание) „сваха" Агни... и т.д.» — в обычном для полно- и новолунного обряда порядке; см. 1.5.3.22-23, ср. 1.4.2.16-17.
1.5.3.15
Ведь совершит он непотребное смешение, если будет жертвовать (их)
каждый раз или (со словами) «пусть примут», или «пусть примет». «Пусть примут» — это подлинно женщина, «пусть примет» — мужчина. — Во время первой (и третьей) предваряющей жертвы хотар произносит: «Мы — кто жертвует
Разжигам [Идам]! Разжиги [Иды], о Агни, пусть примут (vyantu) масло! Вашат!»; во время второй (и четвертой): «Мы — кто жертвует Танунапату [Бархису]! Танунапат [Бархис], о Агни, пусть примет (vetu) масло! Вашат!» (см. Хиллебрандт, с. 95, 97). Истолкование этих посвятительных молитв определяется
все той же потребностью избежать «непотребного смешения». Соответствующие предпосылки для этого адхварью уже созданы (см. примеч. к 1.5.3.8), и теперь хотар сотворяет приемлемые, разнополые, пары (иначе ведь опять случится нечто непотребное — ср. ДжБр 1.300, где актуальность для ритуалиста темы
разнополости в контексте «непотребного смешения» проявляется в полной мере). Сопоставление здесь vyantu с женщиной, a vetu с мужчиной (ср. ТС И.6.1.4)
мотивируется, судя по всему, родом соответствующих божеств: слова samidh
309