Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
Ведь у такой женщины они и в самом деле ведут происхождение от богини речи (etasyai hi yosayai vaco devataya ete sambhutah). — В подтексте: от
Речи опроставшейся и переставшей беременить себя приношениями ради
Праджапати. Перевод всей фразы зависит от того, как трактовать падеж
в словах etasyai yosayai, учитывая, что в Мадхьяндина-рецонзки D. sg. основ
на а регулярно используется вместо Abl. sg. и Gen. sg. Эггелинг видит здесь
отложительный падеж и переводит: «for it is from that woman, from the goddess
Speech, that these (germs) originate». В подтверждение он ссылается на текст
КШБр П.4.2.15: etasya hi sa yosayd devataya vacah sambhutah («for it is from
that woman, from the goddess Speech, that he (Atri) originated»). Переводу Эггелинга, замечу, следует здесь и Сваминатхан. Не вижу, однако, оснований,
почему под sa в тексте Канвия-рецензии следует понимать непременно Atrih,
а не garbhah — ведь вся «игра» ритуалиста, позволявшая в конечном счете
сближать Речь, с которой приключился выкидыш, и женщину во время месячных, строилась на двойном значении garbha (одновременно и «зародыш»,
и «крови»). Но в таком случае логичней, видимо, трактовать etasya... yosayd...
как Gen. sg.: «Ведь у такой („атрической") женщины он (т.е. garbhah— во
втором значении) и в самом деле ведет происхождение от богини речи».
В Мадхъяндина-рецепзпи «генеалогический» мотив, связанный с общей дурной наследственностью всех «атрических» женщин, несколько усиливается за
счет замены sa (garbhah) на ete (garbhah); в предложенном мной переводе
КШБр эту разницу по числу отразить не удалось. Попутно замечу, что средневековые комментаторы дхармических текстов колебались в трактовке значения слова dtreyyT, предлагая на выбор оба варианта: и, условно говоря, «патронимический» («женщина из готры Атри»), и «этиологический» («женщина
во время кровей»); ср. коммент. Медхатитхи на ЗМ XI.86. В обоснование
предложенного понимания остается только добавить, что прослеживающееся
здесь отношение к Речи как к прототипу всех женщин в целом давало о себе
знать и в ряде других контекстов. В частности, в ШБр III.2.4.6 именно к Речи,
сильно пристрастной пляске и песне— чем и воспользовались, собственно
говоря, боги, чтобы приманить ее к себе, отвадив от гандхарвов, — возводится также и присущая современным «Шатапатхе» женщинам легкомысленная
суетность (tasmad ару etarhi moghasamhita eva yosah); ср. аналогичный по своей сути этиологический ход, объясняющий своеобразную реакцию женщин на
ухаживание мужчины, в ШБр Ш.2.1.19-20.

ГЛАВА ПЯТАЯ
1.5.1.1
...произносит призыв (acravayati)...— Технический термин, означавший
произнесение жрецом адхварью обращенного к агнидхре призыва: о cravaya
(«вели, чтоб было услышано»); ср. выстраиваемый в 1.8.3.20 контекст с инструментальным и винительным падежами: tarn... devaih cravaya (букв, «вели,
чтоб он был услышан богами»). В ответ на этот призыв агнидхра восклицал:
astu crausat. Этот возглас (где crausat— производное от дги- со стертыми
306