Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
И еще пусть скажет по такому случаю адхварью так: „Представь в уме
восточный ветер и молнию!"; агнидхре — так: „Представь в уме тучи'"; хотару — так: „Представь в уме гром и дождь1"; брахману —
так „Представь в уме все это!" В том случае, когда жрецы занимаются яджной, согласно ведая так (ею), дождь и в самом деле идет.
Поистине, (говоря): „Вели, чтоб было услышано!" — боги призывали сияющую (корову). (Говоря)' „Да услышано будет'" — подпускали теленка, (чтобы у нее прибыло молоко). (Говоря)- „Жертвуй!" — отнимали (его от вымени). (Говоря): „Мы, кто жертвует..." — садились рядом. С восклицанием „вашат" доили сияющую.
Поистине, сияющая (корова) — это здешняя (земля) и вот это — ее
дойка. Поистине, кто знает так эту дойку сияющей, для того, так же
доясь, эта сияющая (земля-корова) исполняет все желания. (ШБр
I 5.2.6-20)
Перед нами типичный образец ритуалистической мысли со своей
особой и неповторимой логикой развертывания повествования, определявшейся сцеплением ряда образов и мотивов, входивших в сознание ритуалиста в качестве единого смыслового поля. В попытке прояснить присущие ей ходы отметим важнейшие из них.
Произнесение мантр-наказов опять ассоциируется с упущением
и бегством Яджны-Речи. Гарантия от этого усматривается в согласованном, «симфоническом» взаимодействии жрецов: каждый из них,
произнося свой наказ, упускает яджну, но ее тут же подхватывает другой. Только так, осторожно, будто имеют дело с горшком полным воды, передавая ее как семя, которое в свое время даст доношенный
плод, они могут избежать опасности выкидыша; но и сами эти мантры
становятся Яджной-Речью лишь при согласованном их воспроизведении — лишь в этом случае, взятые как целое, они действительно начинают обнаруживать присущие ей меру и числовые соответствия41.
Необходимым условием подобной «симфонии» является сохранение жрецом молчания в определенные периоды обряда почитания богов. Молчание, таким образом, есть тоже неотъемлемая часть жертвоприношения, эквивалентная в некотором смысле произнесению мантр
42
в полный голос .
Ср АйтБр Ш 9, где ритуалист, будучи также озабочен сомнительным статусом
мантр-наказов, прибегает, однако, к другому, более привычному для брахманической
прозы приему Он выстраивает в этой связи соответствующую «этимологическую фигуру» и, играя на омонимичности корня is, просто показывает, что сам наказ ipraisa)
уже по своему имени имеет непосредственное касательство к возвращению убежавшей
от богов яджны, см подр примеч к I 5 2 6
42
Ср аналогичную функцию молчания, заменявшего собой произносимую в полный голос мантру, при жертвоприношениях Праджапати

30