Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
паре, а та в свою очередь в контексте яджны, где все предметы, означенные
«разнополыми словами», обнаруживают при случае выраженное стремление
к совокуплению (ср. характерное обыгрывание ритуалистом мужского и женского рода слов в 1.1.1.18, 1.1.1.20 и др.), и к греховному кровосмешению.
В данном же случае опасность такого неподобающего смешения непосредственно провоцируется самой обрядовой ситуацией, становясь для ритуалиста
абсолютно реальной. Если части масла берутся с установлением их принадлежности какому-то конкретному божеству, то в ложках, куда они сливаются,
как раз и произойдет недопустимое смешение, поскольку смешивается предназначенное разным божествам (ср. 1.2.2.4); а вот когда они берутся просто
как масло, без поименного отказывания, смешения, разумеется, нет в силу их
однородности.
Предложенный мной перевод сориентирован прежде всего на выявление
именно этого инцестного, так сказать, подтекста. Трудно, по-моему, представить, чтобы этот подтекст не был бы значим для ритуалиста и чтобы он,
с выраженной «филологической» ориентацией и привычный к самому невероятному рассечению слов с последующей семантизацией отдельных их частей (ср. хотя бы 1.4.1.5, 1.4.1.23, 1.4.1.35), не разглядел бы в ajamitdyai слово
ajami- («неподобающее родне соитие», «кровосмешение»). В этом отношении
особенно примечательным представляется то, что в «Тайттирия-брахмане»,
когда возникает аналогичная опасность «сродства» между жертвенным маслом и кропительной водой во время ее очищения двумя обмокнутыми в масло
павитрами, в конце всего разговора, в обоснование принятия предохранительных мер, выражение «чтобы не было непотребного смешения (ajamitvaya)»
поясняется заключительным «ради того, чтобы (между ними) стало возможным
(непорицаемое) соитие (mithunatvaya)» (ТБр III.3.4.5; см. далее ШБр 1.5.3.8, 15
и примеч.).
1.3.2.11
За джуху(-ложкой) именно жертвователь. Тот, кто не жалует его, за
упабхрит (yajamana eva juhum апи у о 'sma aratiyati sa upabhrtam anu). — Ср.
ТБр Ш.3.5.4: «Поистине, джуху(-ложка) имеет в качестве божества жертвователя, упабхрит — (его) врага (yajamanadevatyd vaijuhur bhratrvyadevatyopabhri).
...поедателъ (atta)... поедаемый (adyah). — Обычный способ выражения
с помощью «пищевого кода» идеи превосходства: жертвователя над соперником, царя над подданными, мужа над женой и т.п. О превосходстве джухуложки над вспомогательной упабхрит см. примеч. к 1.3.2.2, 4.
1.3.2.16
Соотнесение четырех самых распространенных в Ригведе размеров с тремя наполняемыми маслом жертвенными ложками имеет, судя по всему, разные основания. Джуху-ложка из-за количества налитого в нее масла обладает
наибольшей мощью (ср. 1.3.2.14), но и гаятри, хотя это и наименьший из размеров (три стопы по восемь слогов), стоит по своей силе на первом месте (ср.
1.8.2.10). Восемь частей масла в упабхрит-ложке равняется сумме стоп двух
четырехстопных размеров — триштубх и джагати, причем не менее важно
здесь то, что сумма образующих их слогов (4 х 11 + 4 х 12 = 92) далеко пре293