Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
— Он ушел (к богам), о агнидхра? — (спрашивает в ответ адхварью).
— Ушел! — отвечает тот.
— Вели, чтоб было услышано!
—Да услышано будет!
— Самоходного хода божественным хотарам, удачи — человеческим!
(Потом адхварью говорит хотару): «Произнеси (мантру) „На
счастье и благо"!»
1.9.2.19
Потом берет разом джуху(-ложку) и срува(-ковшик).
Он же сотворяет там из (стебля метелки) приношение, когда маслит
(его в ложках — с мыслью): «Став приношением, идти ему в мир богов!» Поэтому он и берет разом обе жертвенные ложки, джуху и срува.
1.9.2.20
Поистине, он берет (их) разом ради Агни, (жертвуя оставшееся
в них после патнисамьяджа масло — с яджусом):
— «О Агни, чья жизнь нерушима, несравненный поедатель!
Ведь Агни и в самом деле бессмертен. Поэтому он и говорит: «Чья
жизнь нерушима». (Почему говорится): «Несравненный поедатель»?
Ведь Агни и в самом деле самый лучший поедатель. Поэтому он и говорит: «Несравненный поедатель».
— Храни меня от молнии! Храни от петли! Храни от дурной
жертвы! Храни от дурной еды!
«Защити меня от всяких напастей!»— именно это он и хочет теперь сказать.
— Сделай наше пропитание лишенным яда
Поистине, пропитание — это еда. «Сделай здешнюю нашу еду не
приносящей болезни, безвредной!»— именно это он и хочет теперь
сказать.
— в (своей) утробе, в которой прекрасно сидится (еде)!
«В себе самом!» — именно это он и хочет теперь сказать.
— Сваха! Ват!»
Тут оно и становится теперь у этого (жертвователя) таким же, как
и пожертвованное с восклицанием «вашат».
1.9.2.21
Потом супруга (жертвователя) распускает (метелку-)веду.
Поистине, (алтарь-)веди — это женщина, (метелка-)веда — мужчина. Для соития, поистине, (метелка-)веда сотворяется. Вот почему во
время яджны он прикасается этой (метелкой-ведой к алтарю-веди).
Именно соитие, приносящее потомство, тем самым сотворяется.
258