Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
Парадоксальность решения, предложенного как всегда афористичным и немного резковатым Яджнавалкьей, объясняется внутренней
конфликтностью самой ситуации. С одной стороны, предстоит совместная трапеза с богами, а есть прежде них в силу заведенного и среди
людей порядка, конечно же, недопустимо, но с другой — и полный
пост невозможен, так как он мог бы послужить призывным жестом
в сторону умерших предков, приношение которым из-за их сопряженности со смертью как раз и предполагало безусловное воздержание
людей от участия в их трапезе: долю жертвователя, согласно
ШБр П.4.2.24, должен был составить в этом случае один лишь запах
жертвы.
После кормления богов приходил черед кормиться самому жертвователю вместе со своими жрецами-помощниками, а затем наступал тот
ответственнейший момент, ради которого, собственно говоря, совершалась яджна, — испрашивание хотаром различных благ для жертвователя. Вот тогда-то и актуализировалась тема ответных обязательств
богов, порожденных их участием в совместной с людьми трапезе:
«Порадовав богов этой яджной — то ричами, то яджусами, то
приношениями, — (жертвователь) становится среди них дольщиком. А как стал среди них дольщиком, то потом (его хотар) и просьбу (для него) просит. Боги, уважив (хозяина жертвы — с мыслью):
„Раз он порадовал нас!" — исполняют ту просьбу, которую просит
для него (хотар). Поэтому и просьбу он просит после (совершения)
яджны» (ШБр 1.9.1.3).
Неисполнение просьб означало бы в данном случае уклонение бо33
гов от своих ответных обязательств , что, разумеется, не могло не
расцениваться как нарушение заведенного (rta) порядка вещей и, следовательно, как an-rta. Оппозиция сатья-анрита потенциально уже
присутствует здесь, но она никоим образом не совпадает с привычной
нам оппозицией истина-ложь, способной иногда давать действительно
внешне очень схожие высказывания (типа: Бог да правда, человек да
ложь). К собственно брахманической мысли, однако, все они не имеют
ровным счетом никакого отношения: и сатья здесь не наша «истина»
34
(или «правда»), и анрита никак не «ложь» , и вера (graddha) не наша
33
Ср. ШБр 1.1.2.19: «Поистине, для скольких божеств берутся части жертвенной
еды, столько же считают себя этим обязанными исполнить для этого (жертвователя) то
желание, с которым он берет (ее) (yavatfbhyo ha vai devatabhyo havimsi grhyanta mam и
haiva tas tena manyante yad asmai tarn kamam samarddhayeyur yatkamyagrhnati). Поэтому
он и отказывает (ее) божествам (поименно)».
Ср. здесь хотя бы совершенно неожиданное для нас утверждение АйтАр II.3.6.9Ю, где о сатье говорится как о цветке и плоде речи, а об анрите — как ее корне (mula),
и далее подчеркивается плодотворный характер их спаривания (mithuna).

25