Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
в себя все положительные его коннотации (от посюстороннего, земного,
благоденствия человека до его потустороннего, небесного, бессмертия).
Начнем с предметной составляющей обряда жертвоприношения.
Типологически яджна относится к разряду обрядовых действий
с ярко выраженной соединительной семантикой31. Как и церемония
приема гостя, с которой она раз за разом сопоставляется в «Шатапатха-брахмане»32, яджна предполагает совместное принятие еды, устанавливающее между двумя сторонами, участвующими в общей трапезе, особо тесные отношения со взаимными обязательствами. Во время
совершения яджны такими участниками были, с одной стороны, боги,
а с другой — жертвователь, который после кормления богов вкушал
со своими жрецами-помощниками остатки жертвенной еды. Ясное
понимание яджны как совместной с богами трапезы проявляется уже в
начале «Шатапатха-брахманы» в связи с истолкованием в 1.1.1.7-9
необходимости поста сразу же после очищения жертвователя и принятием им обета совершить жертвоприношение:
«Теперь об отказе от еды. Вот тут под обетом Ашадха Саваяса
разумел полный отказ от еды. Ведь боги понимают намерение человека; они знают, когда тот приступает к (исполнению) обета:
„Наутро он принесет нам жертву!" Все эти боги приходят в его
дом, в ожидании проводят они время в его доме. Это День ожидания. И это уже неладно — есть прежде, чем поели (гостящие в доме) люди. Тем более — есть прежде, чем поели (гостящие в доме)
боги. Вот поэтому пусть не ест вовсе.
А Яджнавалкья на это сказал: „Если не ест — становится жертвующим предкам, а если ест — объедает богов! Пусть ест только
то, что съедается, не будучи съедаемым!" Поистине, то съедается,
не будучи съедаемым, что не идет в жертву; раз ест — этим он не
становится жертвующим предкам, а раз ест то, что не идет в жертву, — этим он и богов не объедает».
31

О соединительной и отсоединительной семантике обрядовых действий и ее роли
в построении адекватного обрядового поведения см.: Романов В.Н. Историческое развитие культуры. Психолого-типологический аспект, с. 98-127.
32
Ср. ШБр 1.1.1.8; 1.3.1.1-3, 11; 1.5.1.26; 1.6.4.3 и т.д. Нельзя здесь не отметить, что
именно боги идеально подходят дод определение гостя (atithi), которое дает ему более
поздняя дхармическая традиция (ГауДС 1.5.36): «из другой деревни» (asamanagmmah—
но ведь и боги не из того же села), «проводящий (в доме хотя бы) одну ночь» (aikaratrikah — но ведь и они в ожидании приношений проводят у жертвователя ночь),
«прибывающий (вечером), когда солнце село на деревья» {adhivrksasuryopasthayi — но
ведь и в самом деле собираются они под вечер). В свою очередь, и гость может представать в той же традиции как божество, ср. ВасДС XI. 13: «Подобно Агни Вайшванаре
приходит в дом гость-брахман. От него получают воды, а от них, изливающихся дождем, — еду». Подобная перекличка, конечно же, не случайна и, в конечном счете, объясняется общей для церемонии приема гостя и яджны, соединительной семантикой.

24