Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
вания торжественных обрядов почитания богов окончательно сформировалось семантическое ядро древнеиндийской культуры, центральное
положение в котором заняло понятие яджны. Его смысловое поле, втягивая в себя все важнейшие понятия экзистенциального порядка и одновременно придавая им эту экзистенциальность, структурировало
ритуалистическую мысль самым парадоксальным образом, открывая
перед ней возможность совершать вроде бы немыслимые и невероятные с нашей точки зрения ходы. В частности, это коснулось говоренного слова {vac) и всего круга связанных с ним понятий.
Попадая в поле притяжения «яджны», оно обрастало совершенно
неожиданными и непривычными для нашего сознания коннотациями,
что, разумеется, затрудняет сегодня адекватное восприятие нами брахманического текста — адекватное, повторюсь, стоявшей за ним и порождавшей его человеческой реальности Прояснение и анализ этих коннотаций должно бы стать теперь одним из непременных условий формирования такой смысловой перспективы, в которой повествование
брахман не представало бы продолжением наших собственных мыслей
о сакральном, сущем, истинном и т.п., чем случается непроизвольно
грешить нам на практике при полном (как правило) сознании недопустимости подобного «греха» с общих теоретико-методологических позиций. Вот в этой связи и с этим прицелом, решая одну частную задачу по
семантике vac, обратимся к тексту «Шатапатха-брахманы», хотя и составленному уже на излете собственно брахманической прозы 20 , но тем
не менее чрезвычайно для нее представительному и в то же время совершенно уникальному по широте охвата обрядового материала.
Наше внимание сразу же привлекает его начало, самая первая его
брахмана, где принятие жертвователем обета совершить жертвоприношение довольно неожиданно истолковывается как взятие на себя
обязательства говорить во время предстоящего полнолунного обряда
одну только сатью {satya), исключив из своего оборота анриту {anrtd)
( I I 1.1, 4-6). Каких-либо вопросов относительно того, что значит
в данном контексте говорение сатьи у исследователей и переводчиков,
судя по всему, просто не возникает: satya безоговорочно понимается
как «истина, правда» {truth, Wahrheit), anrta — как «ложь, неправда»
{untruth, Unwahrheity .
20

Более точная датировка «Шатапатха-брахманы» крайне затруднительна По мнению Я Гонды, лучшее, что можно на сегодняшний день предложить, это период от
составления брахман Черной Яджурведы до первых упанишад (~ 600 г до н э ), см
подр Gonda J Vedic Literature (Samhitas and Brahmanas) Wiesbaden, 1975 (A History of
Indian Literature Vol I, fasc 1), с 354-360
11
Помимо перевода Ю Эггелинга см также Hillebrandt A Das altindische Neu- und
Vollmondsopfer Jena, 1880, с 5, OldenbergH Vorwissenschafthche Wissenschaft Die
Weltanschauung der Brahmana-Texte Gottingen, 1919, с 203, Katyayana Srauta SQtra

18