Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
17

смысла И, надо полагать, отсюда же как следующий этап в развитии
брахманической мысли, когда объяснительные возможности «яджны»
были окончательно определены, берут начало характерные в большей
степени уже для упанишад, но впервые предпринятые именно в брахманах обстоятельные разговоры об атмане 18 Они прямо свидетельствуют о начавшейся трансформации прежней системы ожиданий, о расширении семантического ядра культуры за счет вхождения в него понятия «атман» Именно оно, постепенно приобретая свое терминологическое значение беспредпосылочной основы сущего 19 , начинало теперь
задавать уровень предельного смысла культуры, заменяя собой «яджну»
в функции ведущего объяснительного принципа, но, естественно, при
сохранении с ней всех своих существенных семантических связей.

ЧТО ЗНАЧИТ «ГОВОРИТЬ САТЬЮ»
Можно с полным правом утверждать, что вслед за Ригведой именно брахманическая проза во многом определила «содержательное лицо» и ведущие познавательные интенции всей последующей древнеиндийской традиции. Как уже указывалось выше, в период становления и развития брахманической прозы — от литургических самхит
Яджурведы вплоть до ранних упанишад — в ходе описания и истолко17

Ср постоянно всплывающий в «Шатапатха-брахмане» мотив молчания при толковании приношений, посвященных Праджапати Заметим, что впервые движение ведийской мысли в этом направлении намечается в одном из поздних космогонических
гимнов Ригведы (РВ X 121), по духу (и, судя по всему, по времени) чрезвычайно близком брахманической прозе Гимн выстраивается как цепочка крайне двусмысленных
высказываний с использованием все того же вопросительного местоимения ка, в результате каждый вопрос, относящийся к самому Праджапати как творцу мира, непосредственно совпадает с ответом, утверждающим его под именем Ка в качестве творца
Аналогичный ход, но уже более последовательно совершается в другом космогоническом гимне Ригведы (X 129), где исчерпание предельных возможностей для положительных утверждений о происхождении мира подчеркивается рядом апофатических
высказываний
^
С м , например, типично упанишадский пассаж X 6 1 1-Х 6 5 9 в Мадхъяндинарецензии «Шатапатха-брахманы» Попутно отмечу, что две последние брахманы из
него, четвертая и пятая, образуют в Канвия-рецетии
начало «Брихадараньякаупанишады» ( I I 1-12 7) Перевод А Я Сыркина сделан без учета их неразрывной смысловой (и текстологически подтверждаемой) связи по крайней мере с двумя предшествующими брахманами «Шатапатхи», второй и третьей, подробнее об этом см ниже
В связи с предложенной интерпретацией терминологического значения атмана
как беспредпосылочной основы сущего ср его нетерминологическое значение, которое
прослеживается в «Шатапатха-брахмане», в частности в обороте atmana bhavati, где
инструментальный падеж данного слова подчеркивает идею самодостаточного и ни от
кого не зависящего бытия, подробнее об atman и обороте atmana bhavati см ниже

17