Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
1.3.1.6
Поистине, вершками, (оставшимися после изготовления жертвенной метелки-веды из средней части травы куша), он чистит
(его) изнутри, (говоря) так:
— «Ты — нестачаемый, опустошитель соперников!
Он говорит это, чтобы тот без остановки опустошал соперников
жертвователя.
— Тебя, спорого скакуна, чищу, чтобы разжечь спорую скачку!»
«Тебя, радетеля яджны, чищу ради яджны!» — именно это он и хочет теперь сказать.
Именно с этим (яджусом) он чистит все жертвенные ложки. К ложке (он обращается, меняя род): «Тебя, спорую кобылицу...». Молча (чистит) лоток для подношения жрецу-брахману пробной части
ида(-приношения).
1.3.1.7
Поистине, так он чистит изнутри вершками, т а к — снаружи
корешками.
Поистине, (одно) «так» — это как бы наш выдох, (другое) «так» —
как бы вдох. Именно выдох и вдох он тем самым вкладывает. Поэтому
(одно) «так» — это как бы одни наши волосы, (растущие на внутренней стороне запястья), а (другое) «так» — это как бы другие, (растущие в другом направлении — на внешней его стороне).
1.3.1.8
Поистине, почистив каждую и опалив, он передает их (адхварью).
Это подобно тому, как он помыл бы (чашу), прикасаясь (к ней), а в
конце, не касаясь, облил бы. Поэтому он и передает каждую после
опаливания.
1.3.1.9
Поистине, сначала он чистит жертвенный ковшик, а потом остальные ложки.
Это ведь потому, что жертвенная ложка — женщина, а ковшик —
мужчина. Хотя бы и целая толпа женщин шла вместе, но, окажись
среди них мужчина, даже мальчонка, и тот в таком случае идет первым, а остальные следом. ГТоэтому он и чистит сначала жертвенный
ковшик, а потом остальные ложки.
1.3.1.10
Пусть же чистит он так, чтоб только не брызнуть на огонь.
Иначе вышло бы, что он брызгает ополосками с посуды на того,
кому собирается поднести еду. Вот поэтому пусть чистит так, чтоб
только не брызнуть на огонь, — отступив (от него) к востоку.
148