Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
такого семантического ядра заняло понятие яджны (yajna), переводимое обычно как «жертвоприношение». Ввиду его решающей роли
в структурировании брахманической мысли имеет, я думаю, смысл —
ради того чтобы яснее обозначить истоки наше! о непонимания — заранее отметить ге связанные с данным понятием трудности, возникающие из-за разницы в ожиданиях, с которыми мне самому приходилось постоянно сталкиваться и по мере сил бороться в ходе своей переводческой работы. Именно этим и будет определяться план нашего
дальнейшего разговора о содержательном своеобразии древнеиндийском культуры поздневедийского периода.
Начнем мы его с самых предварительных замечаний относительно
понятия яджны. Затем, расширяя поле исследуемых ожиданий, подробно остановимся на тех неожиданных для нас коннотциях, которые
приобретали из-за сцепления с «яджной» поняшя «речь» (vac), «истина» (satya), «становиться сущим» (Ыгп) и «сам» (atman). Отталкиваясь
от полученных результатов, мы попытаемся далее прояснить, в чем
именно заключалось существо перехода от составления литургических
самхит к составлению брахман и в чем, собственно творя, состояла
их жанровая специфика. В заключение нашего разговора мы остановимся на тех кардинальных изменениях, которые имели место в конце
поздневедийского периода, когда понятие «атман» сменило «яджну»
в функции семантическою ядра древнеиндийской культуры, что и привело, собственно говоря, к возникновению и обособлению первых текстов упанишадского толка.

О ПОНЯТИИ «ЯДЖНА»
Итак, yajna. Взятое само по себе, это слово является наиболее общим названием для жертвоприношения. Определенная разница, однако, между нашим «жертвоприношением» и «яджной» обнаруживается
уже на индикативном уровне их значений. Хотя, рассуждая аналитически, мы и в состоянии вычленить в жертвенном обряде две его составляющие, предметно-действенную и словесную, однако спонтанно
и непроизвольно мы готовы сразу же расценивать его вещественную
сторону как наиболее весомую, наиболее значимую, а словесную, скоРее, как сопроводительную, уточняющую и в этом смысле подчиненную. И эта наша готовность, это наше ожидание, совершенно для нас
естественное, не подтверждается «яджной» брахманических текстов.
д е с ь
Данное понятие отсылает в первую очередь к слову мантры, слоВ
У литургической формулы, и только потом, во вторую очередь, к обРядовому действу.
13