Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
вающее по причине неисчерпаемости соответствующей системы ожиданий) понимание исследуемого текста.
Подчеркиваю, что задача по реконструкции всей системы ожиданий, обладающей просто немыслимым числом степеней свободы, вовсе таким образом не ставится, да и поставлена она быть не може!
в силу ее принципиальной невыполнимости. Однако и ограничивать
себя частными и изолированными реконструкциями ожиданий в равной степени не представляется по большому счету возможным
в силу той же системности самой системы «ожиданий». Следователь
но, чтобы преодолеть частность частных филологических реконструкций, нацеленных на выявление семантики того или иного конкретного
слова, именно сюда, на эту системность, и должен быть перемещен
основной акцент историко-культурного исследования. И надо сказать,
что необходимый понятийный инструментарий для этого у нас уже
имеется в руках.
Употребляя выше понятие потенциального текста в качестве общеметодологического, нацеленного прежде всего на предметное описание познавательной ситуации, в которой находи 1ся исследовательгуманитарий, мы на время отвлекались от свойственной данной системе иерархической организации. Дело, однако, заключается в том.
что в системе ожиданий, образующих потенциальный текст, всегда
имеется более или менее выраженное семантическое ядро, связанное
с наиболее сильными ценностными ориентациями культуры. И именно это ядро в свернутом виде — в виде одного или нескольких центральных понятий, составляющих ведущую для данного социума область самоопределения индивида, — уже заключает в себе все основные интенции культуры, только ждущие своего часа. Это именно та
самая область потенциального текста, в ожидании которой бытуют вес
остальные опорные понятия культуры, в результате чего даже самые,
казалось бы, прозрачные из них (включая сюда и месюименное «Я»)
могут приобрести совершенно специфические и неожиданные для нас
коннотации. И это одновременно та его область, актуализация которой
приводит к порождению практически всех наиболее ответственных
высказываний «теоретической» культуры, в частности, относительно
того, в чем она видит смыслообразующее начало человеческой жизни,
кого она рассматривает человеком по преимуществу и т.п. Короче говоря, это именно то, что, скрываясь за явленными текстами, определяет в самых общих чертах являемое ими лицо каждой отдельной культуры — ее содержательное своеобразие и неповторимость.
В древней Индии брахманического периода — и именно в силу того, что преимущественным объектом категоризации «прозревшей»
культуры стал здесь торжественный обряд почитания богов, — место
12