Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
только в ситуации формирующейся в этой связи резко выраженной сенсорной недостаточности. Реализация означенной цели предполагала
абсолютно реальное достижение упасакой Атмана или — говоря иначе, но имея в виду то же самое субъективное состояние, при котором
на деле снималась оппозиция «Я»-«то», — достижение им Брахмы.
Все эти мотивы, представленные в свернутом виде уже в самом
термине upanisad, как раз и определили содержательное своеобразие
текста ШБр Х.6.1.1-Х.6.5.9, с которым далее столкнется в моем переводе читатель. Его упанишадский (в указанном смысле) характер не
может, по-моему, вызывать никаких сомнений, поскольку весь ведущийся в нем разговор неизменно связан (прямо или косвенно) с упасаной и соответственно с тем чувственно переживаемым по ходу ее процедуры уникальным опытом, который лежал за пределами присущей
«всему здешнему» двойственности.
Естественно предположить, что с появления именно таких, вполне
еще обрядовых по своему характеру текстов, органически вписывавшихся в нормативное описание яджны, как раз и следует вести отсчет
постепенному конституированию жанра упанишад в качестве жанра
совершенно особого, самостоятельного и не связанного уже напрямую
с нормативным описанием какого-либо ведийского обряда жертвоприношения. Более того, отталкиваясь от проведенного анализа всех
четырех узусов термина upanisad в «Шатападха-брахмане» (X.3.5.12,
Х.4.5.1, Х.5.1.1, ХИ.2.2.23), можно даже утверждать, что в самом названии этого нового жанра остался как бы навсегда впечатанным исходный пункт его развития. Ведь в конечном счете при переводе соответствующих пассажей выяснилось, что в каждом из них термин
upanisad отсылает не к какому-то тайному или мистическому учению,
как это обычно полагают, но, напротив, к совершенно конкретному
и эксплицитно в тексте предписываемому слову литургического лексикона, на которое жрецу надлежит медитировать (указанным выше
способом) во время яджны, и еще — в переносном уже смысле —
к изложению вполне разумных (с точки зрения ритуалиста) оснований,
по которым это не озвучиваемое на месте жертвоприношения и потому только тайное Слово-брахма может в данном конкретном случае
рассматриваться наиболее подходящим для медитации объектом.
Таким образом, концоЁРка кн. X «Шатапатха-брахманы» наглядно
нам демонстрирует очевидную преемственность в отношении содержания между текстами брахман, которые на определенном этапе приступили к описанию упасаны в качестве вспомогательного (ира) ком171
понента торжественного обряда жертвоприношения богам , и собстПопутно замечу, что само по себе включение упасаны в состав торжественного
обряда жертвоприношения (после чего, собственно говоря, ее процедура только и смогла,

108