Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
за то, чтобы переместить это самое начало в какое-то другое, более
подходящее, с моей точки зрения, место. Отставляя в сторону мое общее крайне скептическое отношение к реконструкциям подобного рода, я просто хочу обратить сейчас внимание на то, что в любом случае,
как бы ни относиться к таким реконструкциям, исходить всегда надо
из внутренней логики развертывания реально состоявшегося в традиции текста, и если выдвигаемое предложение относительно текста гипотетического идет все-таки вразрез с этой логикой, то данное предложение вряд ли стоит принимать в расчет даже в качестве самой
предварительной гипотезы.
Как уже упоминалось ранее, за пределами кн. X со словом upanisad
мы сталкиваемся еще один только раз — в ШБр XII.2.2.23. Здесь в контексте разговора о саттре, после предварительной редукции Года до
одного дня (ahar) и констатации того очевидного факта, что целое года складывается из отдельных дней, в продолжение темы говорится:
saisa samvatsarasyopanisad; sa yo haivam etam samvatsarasyopanisadam
veda hasmac chreyan jayate satma bhavati, samvatsaro bhavati;
samvatsaro bhutva devan apyeti.
Эггелинг, продолжая придерживаться здесь прежней своей трактовки термина upanisad, переводит: «This is the mystic import of the
year; and, verily, whosoever thus knows this mystic import of the year
grows more (and more) glorious up to (the end o f ) it; he becomes possessed of a (new) body, he becomes the year, and in the shape of the year he
joins the gods». Однако уже в примечании к переводу, критически откликаясь на предложение Г. Ольденберга понимать под upanisad «почитание», он корректирует (с отсылкой к ШБр Х.4.5.1 и Х.5.1.1) свою
позицию, внося в нее весьма существенную и чрезвычайно примечательную для нас поправку: «Perhaps 'meditation' might be the more appropriate rendering: — 'this is the form in which the year should be meditated upon'» 1 6 3 .
Здесь, как мы видим, Эггелинг самым решительным образом меняет свою трактовку термина upanisad, напрямую отождествляя его
с медитацией. Нетрудно также заметить, что предложенная им новая
трактовка при ее практическом преломлении в переводе перестает фактически расходиться с нашей и начинает разниться с ней разве что чуть
меньшей предметной определенностью. Но если все-таки не пренебрегать последней и придерживаться здесь прежнего нашего понимания,
усматривая в upanisad термин, отсылающий не просто к медитации
(или форме медитации), а именно к словесному ее объекту (в данном
случае к слову ahar — «день», то тогда перевод ШБр ХИ.2.2.23 опять
принимает уже привычный нам чисто процедурный вид:
163

SBE. Vol. XLIV, с. 155, примеч. 1.

103