Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент)

Шатапатха-брахмана: книга I; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. статья и примеч. В.Н. Романова. —М.: Вост. лит., 2009. — 383 с.

OCR
т.е. и на рич и на саман. Именно так у нас выходит, как только мы соглашаемся с предложенной выше процедурной трактовкой термина
upanisad. Но тогда уж и решение вопроса об адекватности нашего перевода начальной фразы в Х.5.1.1 начинает напрямую зависеть от того, соответствует ли он или нет (а если все-таки соответствует, то
в какой мере) содержанию идущего следом текста.
В связи с этим полезно сначала выявить совсем не очевидные
с первого взгляда границы всего пассажа, в котором заявленная в вводной статье тема находит свое продолжение. Открывшись разговором
о трехчастном устроении Слова агничаяны в Х.5.1.1, она последовательно развертывается затем вплоть до самого конца брахманы
(Х.5.1 5), где наш составитель с явным прицелом на будущее (хотя
выяснится это много позже — в Х.5.2.20) отождествляет (т.е. ставит
в связь) ричи, яджусы и саманы, исполнявшиеся по ходу сооружения
Агни-алтаря, соответственно: с кругом Солнца (mandala), с находящимся в его центре Пурушей и исходящим от него светом (arci)151
Следующая брахмана (Х.5.2.1-23) начинается парафразой данного
отождествления, после чего четкая тематическая направленность разговора внешне вроде бы совсем размывается. Дорой даже кажется, что
мысль составителя вот-вот уйдет окончательно в сторону от обрядовой практики, целиком переместившись в область чисто умозрительных (в привычном нам смысле этого слова) рассуждений по поводу
вселенского Пуруши. Но самая концовка брахманы своим эксплицитным разговором о словесном компоненте агничаяны в X.5.2.20-23,
где, в частности, рич, яджус и саман уподобляются трем кирпичам, из
158
которых выстроен Агни-алтарь , вновь возвращает нас к исходной
теме, маркируя тем самым нижнюю границу ее развертывания.
С учетом сказанного тематическое единство пассажа ШБр Х.5.1.1 —
Х.5.2.23, замыкающегося на трехчастном Слове агничаяны, не может,
по-моему, вызывать каких-либо особых сомнений. Неясным, однако,
остается вопрос о смысловом его единстве, т.е. о присущей ему целостной смысловой перспективе, в которой рассуждения относительно
Пуруши, кажущиеся нам некоторым отступлением от темы, перестают
таковыми казаться. В этом отношении решающее значение приобретает содержание ШБр Х.5.2.20, где и Пуруша и трехчастное Слово агничаяны, в ходе которой Осуществляется одновременная сборка и того
Основанием для подобного отождествления служила, судя по всему, известная
смысловая эквивалентность двух образов Агни-Пуруши, который как одна ипостась
Праджапати собирался по ходу агничаяны из ричей, яджусов и саманов, и Хираньягарбхи, который как другая ипостась все того же Праджапати был представлен в обряде золотой фигуркой Пуруши, укладываемой в основание алтаря на золотом диске (ср
ШБр VII 4 1 15-19)
Ср ШБр X 5 2 21 sa esa trlstako agnir rg eka yajur eka samaika
100