Аграрий-революционер

Зепп Хольцер. Аграрий-революционер. Пер. с нем. Э.А. Шек. - Орел:С.в.Зенина, 2008. - 176с., ил.

Содержание
OCR
большом количестве, уже через год она продавалась мной как собственный
селекционный сорт «Каменная клубника».
При пересадке я прикрывал землянику листвой, чтобы она не высыхала.
Особенно хорошо она принималась там, где рос белый клевер, поэтому я стал
высаживать их вперемешку. В лесу я заметил, что на гарях земляника хорошо
росла, используя это открытие, я вёдрами начал носить золу с оставшимся
древесным углём на свои грядки.
Мне хотелось этими примерами показать, насколько важно наблюдать
за почвой, растительным сообществом и анализировать. Если возможно,
определить: почему плохо или почему хорошо произрастает то или иное
растение. Это, конечно, зависит от умения делать правильные выводы — это одна
из важнейших способностей, которую человек должен развить во
взаимодействии с природой. Стоит обратить свой взор на плохое, чтобы понять, почему это
происходит. Это одинаково применимо как к растительному и животному миру,
так и к миру людей. Почему одно растение — красивое и здоровое, а другое —
жалкое и больное? Почему одно тёмно-зелёное, а другое слабое и бледное?
Постоянные наблюдения за моими грядками стали решающим фактором
моего успеха, поэтому, собирая урожай, я смог зарабатывать деньги. То, что
благодаря моим действиям на огороде всё стало лучше развиваться и расти, для
меня, ребёнка, было огромной радостью, даже если речь шла о паре клубничек.
Я впервые понял, что могу способствовать изменениям в природе. Это
вызвало во мне такой восторг, что я безудержно стал рассказывать об этом в
школе и дома, надоедая родителям, братьям и сестрам, вызывая насмешки
одноклассников.
Рыбы — моя первая живность
Годы войны и послевоенные были обозначены ужасной бедностью.
Хороший полдник очень ценился, в то время многие дети страдали от
недоедания, однако деревенские дети на большой перемене ели хлеб с маслом и
салом, фабричные же дети редко когда имели с собой что-то хорошее и чаще
всего выпрашивали у деревенских кусочек сала или хлеба. Жадины, не
желавшие поделиться, съедали свой полдник, закрываясь в туалете, в полной
безопасности, но это продолжалось не долго, пока учителя не натыкались на
запертую дверь в туалет.
Я же всегда стремился использовать свой полдник с пользой, несмотря на
то, что моё чувство голода всегда было больше, чем еды, которую мне давала с
собой моя мама. Однажды, когда я получил особенно большой кусок сала, мой
школьный товарищ Ханс Ашбахэр предложил:
— Если ты отдашь мне этот кусок, то я дам тебе бычка подкаменщика.
— Что это? — спросил я.
— Это маленькая рыбка, — ответил он. Рыбу до этого я никогда не видел.
31