Аграрий-революционер

Зепп Хольцер. Аграрий-революционер. Пер. с нем. Э.А. Шек. - Орел:С.в.Зенина, 2008. - 176с., ил.

Содержание
OCR
А для меня было не важно, какие это растения, я радовался каждому,
ведь я сам посадил и вырастил их. С каждым днём мне становилось страшнее
от мысли, что мама в один плохой день просто повырывает и выкинет все мои
саженцы, потому что они стали больше маминой рассады.
Неудобица «Кусачие черви» —
мой первый участок
После долгого обдумывания, что же мне делать с моими саженцами, ко
мне пришла гениальная идея.
Некоторые мужики из долины, из Мадлинга, арендовали у нас участки
земли. Дровосек Ригер Хартл косил траву на крутом склоне для своих коз да
обрабатывал небольшой участок с картофелем. Лёксен Зепп из Койшинга имел
такой же склон для покоса. Платили они скромную арендную плату или
отрабатывали на нашем дворе.
Мой крёстный по понедельникам ходил мимо нас на рынок в Тамсвег, там
он узнавал цены на скот и лес, так как телефона и радио тогда не было.
— Добрый день! — встретил я его на обратном пути, подав руку. Я знал,
что когда крёстного браво поприветствуешь, можно получить подарок, так и
случилось в тот день, он дал мне два шиллинга. Это были первые деньги,
которые я мальчишкой держал в руках, эту монету я радостно крутил в руках снова
и снова, думая, если Ригер Хартл и Лёксен Зепп арендовали землю у моего отца,
то, значит, и я могу тоже со своими двумя шиллингами.
Мне много раз доводилось видеть, как мужики платили отцу арендную
плату, Ригер Хартл, к примеру, платил 50 шиллингов (3,60 евро) в год. Я
прибежал к отцу и показал шиллинги, и первое, что он спросил у меня:
— Ты не забыл сказать спасибо?
Это, конечно, было само собой разумеющимся, я был так приучен. Крепко
держа деньги в руке, я спросил:
— Могу я арендовать землю для моих саженцев за два шиллинга?
Усмехнувшись немного, он взял деньги, которые я держал у него перед
лицом, и разрешил «покопаться» на крутом каменистом сухом, находящемся в
ста метрах от дома, склоне, где ничего не росло.
«Кусачие черви» называли мы эту неудобицу, где с удовольствием
грелись на камнях змеи, в лучшем случае мы косили там раз в год. Совершенно
неподходящая для обработки земля. Из страха люди рубили змей косами, иногда
жертвами становились совершенно безвинные рептилии — веретеницы и ужи.
Мне было их очень жаль, и страшно смотреть на разрубленные тела.
С уже убитыми змеями мы проделывали злые штучки, к примеру,
пугали девчонок. Для этого мы подвешивали или раскладывали их в подходящих
местах.
27