Аграрий-революционер

Зепп Хольцер. Аграрий-революционер. Пер. с нем. Э.А. Шек. - Орел:С.в.Зенина, 2008. - 176с., ил.

Содержание
OCR
ной индустрии и товариществ, будут консультантами и представителями
интересов крестьян, до тех пор не будут продвинуты экологические новшества в
сельском хозяйстве. Послушав интервью с господином Бруннауэром, сидящим
теперь в Зальцбурге членом Высшего Совета Народнохозяйственной Палаты,
где ему задавали вопросы обо мне, я понял, что он и до сегодняшнего дня
ничему не научился.
Многие процессы и дела с моей помощью заканчивались для крестьян
успешно. Очень скоро я перестал быть «белой вороной», а стал уважаемым
представителем. Крестьяне быстро осознали преимущества, когда на заседаниях
сидят их представители от всех партий. Моя работа сводилась к представлению
интересов крестьян и никогда — интересов партии. Многим коллегам,
находящимся в финансовых затруднениях, я смог помочь через министра сельского
хозяйства. Крестьяне были благодарны мне за это, только так я могу объяснить
свой успех в последующих двух выборах.
Через 15 лет я закончил свою работу в Палате, сдал мандат члена партии.
Одновременно с этим я 10 лет был представителем в Сельсовете Рамингштай-
на, где решалось не меньше проблем, чем в Палате.
Сегодня меня уже ничто не может так легко вывести из спокойствия,
после всего, что мне пришлось пережить, пока я был представителем от крестьян.
Различные интерпретации «Лесного Закона»
Насколько по-разному можно трактовать закон, видно из моего опыта в
Тироле. При консультации в Куфштайне я предложил перестроить
тридцатилетний ёлочный лес. Для этого было необходимо вырубить небольшие
участки леса и на освободившейся территории высадить редкие ценные породы
лиственных или диких плодовых деревьев. Так как ёлки были уже
достаточно большими, потребовался экскаватор, чтобы выкопать корни. Для
обхода участка хозяин пригласил инспекторов леса. Эти господа были абсолютно
согласны со мной и сказали хозяину, чтобы он выставил счёт за
выкорчеванные деревья областной инспекции — такие мероприятия
финансируются местным правительством, ведь речь идёт о Тироле — лесной жемчужине.
Я не мог поверить своим ушам, как благосклонно к крестьянам применяют
тирольцы «Лесной Закон».
У меня, в Зальцбурге, ситуация совершенно иная. За высадку растений
и восстановление природы власти преследуют меня как за опустошение леса,
что влечёт за собой длительные судебные тяжбы.
Даже самое простое — высевание первородных зерновых в лесную
почву, по словам Бонимайера из высшего Лесного Совета Зальцбурга, чуждо лесу,
и по закону это факт опустошения.
Должен заметить, что лесная почва для высевания первородных
злаков не должна быть вспахана. Где здесь опустошение, мне не совсем ясно,
114