Древлебиблиотека / Библиотека / Православная энциклопедия: Ива Эдесский

Православная энциклопедия: Ива Эдесский

Ива [сир. None , None None , None греч. ῎Ιβας], еп. Эдессы (435 - авг. 449, окт. 451 - 28 окт. 457), богослов, один из осужденных Вселенским V Собором т. наз. «Трех Глав». Источниками сведений о деятельности И. являются акты Вселенского IV Собора, V Вселенского Собора, послание И. к Маре Персу, послания Феодорита, еп. Кирского (Theodoret. Ep. 87, 91, 111, 132). Менее значимыми являются свидетельства Евагрия Схоластика (Evagr. Schol. Hist. eccl.), прмч. Либерата, диак. Карфагенской Церкви (Liberat. Breviar.), Факунда, еп. Гермианского (Facund. Pro defens. cap.), и др. историков, к-рые упоминают об И. в связи с деятельностью Вселенских Соборов. Кроме того, Эдесская хроника дает нек-рые сведения о нем в период епископского служения в Эдессе.

Первые сведения об И. относятся ко времени его пребывания в сане пресвитера в Эдессе в связи с конфликтом между ним и Раввулой, еп. Эдесским (412-435). И. был ревностным почитателем еп. Феодора Мопсуестийского. Будучи, вероятно, главой Эдесской богословской школы (см. Богословские школы древней Церкви), он переводил с греческого на сир. язык толкования НЗ и ВЗ еп. Феодора, а также сочинения Диодора, еп. Тарсийского. Деятельность И. вызвала неодобрение еп. Раввулы, с подозрением относившегося к еп. Феодору Мопсуестийскому и считавшего его учение неправославным. В итоге спора Раввула пошел на крайние меры - предал учение Феодора анафеме и приказал публично сжечь его сочинения. В конфликте с еп. Раввулой И. получил поддержку большинства эдесских клириков, т. к. Эдесская богословская школа в вопросах христологии придерживалась взглядов Феодора Мопсуестийского. Кроме того, И. поддержали нек-рые сир. епископы, напр. Самосатский еп. Андрей.

В 431 г., будучи еще пресвитером, И. принимал участие в событиях, связанных со Вселенским III Собором (Эфесским), о чем он повествует в послании к Маре Персу. Принимал ли участие в работе Собора еп. Раввула, неизвестно. Его подпись значится под рядом второстепенных документов, изданных от имени сепаратного собора вост. епископов («соборика восточных») под председательством еп. Иоанна I Антиохийского. Однако ни И. в послании к Маре, ни автор сир. Жития еп. Раввулы не упоминают о его участии в работе этого собора. Присутствие же И. на соборе восточных бесспорно. Он был в числе делегатов вост. Церквей, собравшихся 26 апр. 431 г. в Антиохии, и вместе с прочими во главе с еп. Иоанном отправился в Эфес. По одной из версий, представителем Эдесской Церкви на Эфесском Соборе должен был стать И., а не Раввула, возможно также, что от имени епископа он подписал нек-рые документы «соборика восточных» (Rammelt. 2008. S. 112-113).

В 433 или 434 г. И. написал послание к Маре Персу. По разным версиям, Мара являлся либо епископом Ардашира в Персии, либо католикосом Селевкии-Ктесифона в Месопотамии, либо просто монахом, персом по происхождению, насельником мон-ря акимитов в Халкидоне (Esbroeck. 1987. S. 203; Quasten. 2000. Vol. 5. P. 191). В послании И. подробно сообщал о событиях, происшедших после отъезда Мары из Эдессы: о конфликте с еп. Раввулой по поводу сочинений Феодора Мопсуестийского, о споре Нестория со свт. Кириллом Александрийским, о перипетиях Эфесского Собора, о последовавшем расколе и, наконец, о восстановлении церковного мира в 433 г. В отношении дела Нестория и свт. Кирилла И. занимал независимую позицию. Он обвинял Нестория в том, что тот отказался от употребления имени «Богородица», освященного церковным Преданием, и допускал высказывания о Христе, к-рые могли быть поняты в духе ереси Павла Самосатского (динамическое монархианство). Разбирая анафематизмы свт. Кирилла против Нестория, И. пришел к выводу, что они еретические, и обвинил архиеп. Александрийского в аполлинарианстве. По мнению И., свт. Кирилл признавал только одну природу во Христе после воплощения - божественную. Это новшество, по его словам, не было известно древним отцам, к-рые учили, что во Христе по воплощении сохранялись «два естества, одна сила, одно Лицо, Которое есть один Сын Господь наш Иисус Христос» (Ibas Edessenus. Ep. ad Marim Persam // ACO. T. 2. Vol. 1(3). P. 392; ДВС. Т. 3. С. 95). Вместе с тем, переходя к рассказу о восстановлении церковного общения с Александрией, И. не скрывал радости по поводу этого события. Одновременно с посланием И. передал Маре письмо еп. Иоанна Антиохийского к свт. Кириллу Александрийскому и ответное послание свт. Кирилла, к-рые, по его мнению, выражают полноту правосл. вероучения.

В 435 г. умер еп. Раввула. С одной стороны, будучи представителем монашеской партии, Раввула возбуждал недовольство клира своей строгостью, с другой - его богословская позиция шла вразрез с традициями Эдесской школы, поэтому представители ученого клира, к числу к-рых принадлежал И., также имели повод быть им недовольными. Недовольство еп. Раввулой способствовало избранию на епископскую кафедру И. как бывш. его противника. Тем не менее в Эдессе было немало людей, особенно из числа монашествующих, не желавших принимать И., т. к. настороженно относились к его богословским взглядам и считали его симпатизирующим несторианам. В ходе распри недовольные избранием И. неоднократно обращались с жалобами на него к К-польскому архиепископу. В кон. 437 г. свт. Прокл К-польский направил послание еп. Иоанну Антиохийскому с просьбой уладить конфликт и в качестве средства к примирению предложил, чтобы И. и др. вост. епископы публично осудили неск. богословских положений из сочинений Феодора Мопсуестийского, к-рые свт. Прокл выдвинул в качестве обвинения в адрес Нестория в послании к епископам Армении. Послание не вызвало положительной реакции на Востоке, и лишь нек-рые епископы его подписали. И., как и большинство сир. епископов, отказался это сделать. Впрочем, и еп. Иоанн Антиохийский не придал большого значения инициативе архиепископа К-польского и не добивался подписания епископами послания.

Выступления против И. прекратились, но лишь на время. В нач. 40-х гг. V в. в Эдессе против него сложилась оппозиционная партия, во главе к-рой стояли 4 пресвитера: Самуил, к-рому И. запретил проповедовать, Кир, Евлогий и Мара. Их поддерживал Ураний, еп. Имерийский. В 442 г., когда новый Антиохийский еп. Домн II, племянник еп. Иоанна, прибыл в Иераполь на архиерейскую хиротонию Стефана, Кир и Евлогий явились к нему и подали жалобу на И., подписанную и некоторыми др. клириками Эдессы. Обвинители заявили, что их поддерживает большинство эдесских христиан. Когда весть об этом дошла до И., он собрал эдесский клир и запретил в священнослужении Кира и Евлогия, а также клириков, подписавшихся под жалобой, до окончания разбирательства. По всей вероятности, жалоба Кира и Евлогия не имела последствий. Еп. Домн относился с симпатией к И., в частности пригласил его принять участие в Антиохийском Соборе 445 г. (см. ст. Антиохийские Соборы). Новая жалоба на И., инициаторами которой были те же пресвитеры, была подана на Антиохийском Соборе в Великий пост 447 или 448 г. Как и прежняя, она не была рассмотрена Собором, однако еп. Домн счел нужным пригласить И. в Антиохию после праздника Пасхи, чтобы тот дал разъяснения по поводу возводимых против него обвинений. Вместе с тем он посоветовал И. временно снять прещения со своих обвинителей, чтобы не лишать их литургического общения во время пасхальных торжеств. И. отказался сделать это сам, предложив еп. Домну принять в общение тех обвинителей, к-рые в это время находились в Антиохии. Еп. Домн по совету Феодорита Кирского принял их в общение с условием, что они не покинут Антиохию, пока не будет разобрана их тяжба с И., в противном случае он грозил не только запрещением в священнослужении, но и лишением сана (Theodoret. Ep. 87, 111; ср.: Liberat. Breviar. 13). Обвинители И. сознавали, что, до тех пор пока его поддерживают еп. Домн и один из авторитетнейших вост. епископов Феодорит Кирский, низложить И. им не удастся. Поэтому пресвитеры Самуил и Кир, нарушив запрет, покинули Антиохию и направились в К-поль искать поддержки у имп. Феодосия II. Они добились того, что императорским указом Феодориту Кирскому было запрещено покидать свой город, в результате чего он не смог присутствовать на Антиохийском Соборе, где разбиралось дело И. (Theodoret. Ep. 87, 91, 111).

На Соборе было выдвинуто 18 пунктов обвинений против И., большинство из к-рых носило частный характер и было признано безосновательным. Так, И. обвиняли в том, что он присвоил драгоценную церковную чашу, использовал для Евхаристии вино плохого качества и в недостаточном количестве, присваивал деньги, к-рые передавались ему для выкупа пленных у персов, принимал в клир людей недостойных и возводил на епископские кафедры своих родственников. Более значительными были обвинения, касавшиеся догматических воззрений И. Ему вменяли в вину то, что он анафематствовал и называл еретиком свт. Кирилла Александрийского. В доказательство сочувствия И. Несторию приводились приписываемые И. выражения в духе явного динамического монархианства: «Не завидую Христу, сделавшемуся Богом, ибо насколько сделался Он, сделался и я» (ACO. T. 2. Vol. 1(3). P. 386; ДВС. Т. 3. С. 90). По словам обвинителей, И. учил, что Христос стал в полном смысле Богом только по воскресении, до этого же был человеком, во всем подобным обычным людям, к-рые якобы также могут достигнуть меры Христа и стать Богом, как и Он. И. признал лишь то, что обличал свт. Кирилла Александрийского в неправоверии и что его анафематизмы казались ему еретическими. Прочие обвинения И. отверг как клевету. Антиохийский Собор был недостаточно представительным для решения данного вопроса, на нем присутствовали всего 9 епископов; кроме того, отсутствовали 2 главных обвинителя: пресвитеры Самуил и Кир. На этом основании Собор отказался от дальнейшего расследования дела, сохранив status quo.

Обвинявшие И. в Антиохии пресвитеры Евлогий и Мара вскоре присоединились к Самуилу и Киру в К-поле. Туда же прибыл и еп. Ураний Имерийский в сопровождении нек-рых др. недовольных И. эдесских клириков. Им удалось добиться аудиенции у имп. Феодосия II и К-польского архиеп. св. Флавиана. Последний в это время был занят начинавшимися в столице спорами об учении архим. Евтихия и отказался рассматривать жалобу. Император поручил изучить дело вост. епископам. 26 окт. 448 г. была создана комиссия, в которую вошли Ураний, еп. Имерийский, Фотий, еп. Тирский, и Евстафий, еп. Беритский. Со стороны императора следить за деятельностью комиссии был поставлен трибун Дамасский. Свт. Флавиан послал в качестве наблюдателя диак. Евлогия. Членам комиссии было поручено разобрать дело И., его племянника еп. Даниила Каррского, а также еп. Иоанна Феодосиопольского. Первоначально заседания планировалось проводить в Тире, однако когда тирскому духовенству стали известны обвинения, выдвигаемые против И., произошли сильные волнения, поскольку незадолго до этого (9 сент. 448) клирики и монахи добились низложения своего епископа несторианина Иринея, и теперь упоминание о несторианстве вызвало у них бурную негативную реакцию. По этой причине местом работы комиссии был определен г. Берит, где 1 февр. 449 г. в епископской резиденции начались заседания.

В ответ на обвинения в богохульстве, выдвинутые его противниками, И. представил комиссии письменное свидетельство клира и народа Эдессы, к-рые заявляли, что их епископ никогда не произносил ничего противного истинной вере. Сюда же была присоединена просьба паствы о том, чтобы, в случае если разбирательство затянется, их епископ имел возможность вернуться в Эдессу на Пасху. В подтверждение обвинений против И. выступили только 2 диакона, Давид и Мара, к-рые в качестве доказательства того, что И. называл свт. Кирилла Александрийского еретиком, представили его послание к Маре Персу. Опираясь на это послание, И. смог доказать свою приверженность вероучению, к-рое было выработано в 433 г. соглашением между свт. Кириллом Александрийским и еп. Иоанном Антиохийским. Этим разбирательство завершилось. Члены комиссии убедили стороны примириться. Во избежание подозрений в финансовых злоупотреблениях епископу рекомендовали, чтобы имуществом Эдесской Церкви по примеру Антиохийской впредь управлял эконом. И. в свою очередь заверил присутствовавших, что признает Эфесский Собор наравне с Вселенским I Собором, и обязался по возвращении в Эдессу публично анафематствовать Нестория. 25 февр. 449 г. решения были подписаны участниками комиссии, кроме еп. Урания Имерийского.

Дальнейшие события показали непрочность достигнутого примирения. На этот раз инициатива гонения на И. исходила не из Эдессы, а из К-поля, где в 449 г. набрала силу партия сторонников архим. Евтихия, поддержанная Александрийским архиеп. Диоскором. Евтихиане (монофизиты) увидели в И. и Феодорите Кирском протагонистов ереси Нестория. За время, прошедшее с момента формирования беритской комиссии по делу И. до окончания ее работы, положение Евтихия в К-поле усилилось благодаря его влиянию на евнуха Хрисанфия - фаворита имп. Феодосия II. В марте 449 г. император издал указ о созыве Вселенского Собора в Эфесе для рассмотрения дела Евтихия. В преддверии Собора евтихиане начали агитацию против лиц, подозреваемых ими в сочувствии несторианству, в частности против И. В Эдессе их поддержала монашеская партия, которая распространяла слухи о его еретичестве. Когда И. вернулся из Берита, он обнаружил смятение в своей Церкви и враждебное отношение к себе со стороны паствы и особенно монашествующих. В результате он был вынужден покинуть город и даже обратиться к магистру армии Востока с просьбой предоставить ему личную охрану. Имп. Феодосий II распорядился провести новое следствие по делу И. непосредственно в Эдессе и поручил это комиту пров. Осроена Херее. Прибыв в Эдессу 12 апр. 449 г., Херея был встречен толпой монахов, выкрикивавших оскорбления в адрес И. и называвших его вторым Иудой, фараоном, антихристом и т. п. 14 апр. комит приступил к расследованию без И., т. к. его в это время в городе не было. В течение 3 дней Херея не принял окончательного решения, и это вызвало новую волну выступлений против И. 17 апр., во время воскресного богослужения, произошли беспорядки в церкви, и комит, чтобы успокоить народ, обещал отменить постановления беритской комиссии. На следующий день он вновь выслушал уже неоднократно разбиравшиеся обвинения И. в ереси. Процесс сопровождался выкриками толпы, требовавшей изгнания и даже смерти епископа. Херея признал обоснованными все обвинения и известил об этом императора. 27 июня 449 г. последовало распоряжение имп. Феодосия II о признании И. виновным, лишении его кафедры, а также о том, чтобы на его место был избран правосл. епископ, к-рым стал Нонн. И. было запрещено возвращаться в Эдессу; вскоре он был арестован и 2 года провел в ссылках и заточении (Liberat. Breviar. 12; Facund. Pro defens. cap. VI 1).

Фактически И. был лишен кафедры по распоряжению светской власти, его церковное соборное осуждение имело место только в авг. 449 г. на «Разбойничьем» Соборе под председательством Диоскора Александрийского. Дело И. обсуждалось на 2-м заседании 22 авг. 449 г. Собор пожелал сначала заслушать участников беритской комиссии. Те, не излагая сути принятых ими постановлений, жаловались на то, что не имели возможности выявить истину, находясь вдали от Эдессы, и предложили обратиться к материалам следствия Хереи, получившим одобрение императора. Собор последовал совету, были приглашены обвинявшие И. эдесские монахи и зачитаны обвинения и решения следственной комиссии Хереи. Чтение было прервано возгласами негодования и оскорблениями в адрес И., а также требованиями заживо сжечь его вместе с Несторием. Когда возмущение улеглось, пресв. Евлогий, не возобновляя чтение документов эдесского следствия, изложил перед Собором кратко суть их содержания. После этого Собор единодушно принял решение о низложении И., он был лишен кафедры, священства и даже церковного общения. Кроме того, ему вменялось в обязанность возместить финансовый ущерб, нанесенный Эдесской Церкви. Во время заседания Собора И. находился под арестом в Антиохии. Его друг Феодорит Кирский, также осужденный «Разбойничьим» Собором, бежал и на время укрылся в мон-ре в Апамее. Отсюда он написал послание И. (Theodoret. Ep. 132), стремясь поддержать и ободрить его.

28 июля 450 г. скончался имп. Феодосий II, незадолго до этого удалив от себя Хрисанфия. Одной из главных задач нового имп. Маркиана стала ликвидация последствий «Разбойничьего» Собора. В нач. 451 г. вышло распоряжение, к-рое позволяло изгнанным епископам вернуться из ссылки. Решение вопроса о восстановлении их на кафедрах было отложено до назначенного на конец года Халкидонского Собора. Дело И. было рассмотрено на 9-м заседании 26 окт. 451 г., после того как Собор оправдал Феодорита Кирского. Были зачитаны акты беритской комиссии, но принятие решения было отложено до следующего дня. 27 окт. при открытии заседания Собора папские легаты заявили, что И. должен быть восстановлен во всех правах без рассуждений как осужденный вопреки законам. Против этого возразили неск. епископов, к-рые считали, что дело И. нужно исследовать. Свидетели против И. не были выслушаны, т. к. они запятнали себя участием в «Разбойничьем» Соборе. Халкидонский Собор ограничился повторным прочтением актов беритской комиссии, оканчивавшихся пространной выдержкой из послания И. к Маре. И. присовокупил к ним обращение эдесской паствы в свою защиту, составленное для беритской комиссии. Халкидонский Собор исходил из того, что «Разбойничий» Собор был незаконным, следов., его постановления по делу И., как и прочие деяния, не должны приниматься во внимание. Послание И. к Маре было признано вполне соответствующим правосл. вероучению. Условием оправдания И. Собор поставил требование анафематствовать Нестория и Евтихия. И. согласился и сообщил, что Нестория он прежде анафематствовал в писаниях. После некоторых рассуждений Собор принял решение об оправдании И. и восстановлении его в сане епископа Эдесского, к-рое состоялось на следующем заседании Собора (Facund. Pro defens. cap. V 3). Еп. Нонну, рукоположение которого было признано каноническим, разрешалось сохранять епископский сан, по смерти И. Нонн беспрепятственно занял Эдесскую кафедру.

О деятельности И. по завершении Собора ничего не известно. Эдесская хроника после 451 г. упоминает только о кончине И. 28 окт. 457 г. (Chron. Edess. P. 7-8). Влияние И., несмотря на противодействие его преемника Нонна, оставалось довольно сильным в Эдесской богословской школе вплоть до переноса ее центра в Нисибин в кон. V в. Эдесская хроника, созданная в период, когда в Эдессе уже господствовало монофизитство (489), сохранила память о значительной роли И., к-рого называет Великим (Ibidem).

Согласно позднейшему известию Авдишо бар Бриха, митр. Нисибинского, И. писал комментарии на притчи, гомилии и гимны (Catalogus ad Libros Syros Ebedjesu 60 // Assemani. BO. 1725. Vol. 3/1. P. 85-86), однако, кроме послания к Маре Персу, др. оригинальных сочинений не сохранилось. Выдержки из неких гомилий на Пасху, использованные против И. его обвинителями и вошедшие в акты «Разбойничьего» Собора, И. отказался признать принадлежащими ему еще на Антиохийском Соборе 448 г. Послание к Маре было написано первоначально на сир. языке, однако оригинал был утрачен. В наст. время имеется греч. перевод послания в составе актов IV и V Вселенских Соборов и их лат. переводы, сир. перевод с греческого; послание цитируется также в сочинениях защитников «Трех Глав»: еп. Факунда Гермианского и рим. диак. Пелагия (впосл. папа Римский Пелагий I) (Pelagius I., papa. In defens. trium cap. / Ed. R. Devreesse. Vat., 1932. P. 36-41. (ST; 57)).

Послание к Маре Персу, ставшее одной из причин осуждения И. на «Разбойничьем» Соборе, не вызвало протеста у отцов Халкидонского Собора. Тем не менее противники Халкидона видели в нем явную проповедь несторианства. Ок. 544 г. имп. св. Юстиниан I с целью примирить монофизитов с православной Церковью издал эдикт, осуждавший послание И. к Маре Персу, сочинения Феодорита Кирского, направленные против свт. Кирилла Александрийского, а также Феодора Мопсуестийского и его творения. Эдикт, осуждавший «Три Главы», был воспринят неоднозначно как на востоке, так и на западе империи и вызвал продолжительные споры. В 553 г. V Вселенский Собор повторил осуждение «Трех Глав».

Наибольшее влияние на сир. христианство, и в особенности на богословскую мысль, И. оказал переводами на сир. язык трудов богословов Антиохийской школы IV - нач. V в. (Диодора Тарсийского, Феодора Мопсуестийского, Феодорита Кирского, Нестория), благодаря чему антиохийское богословие (в частности, христология Феодора Мопсуестийского) укоренилось в Церкви Востока, которая в 499 г. окончательно разорвала общение с правосл. Церковью.

Д. В. Зайцев

Литература

Соч.: CPG, N 6500-6501; Ep. ad Marim Persam // ACO. T. 2. Vol. 1(3). P. 32 (391)-34 (393) [греч. пер.]; Vol. 3(3). P. 39 (478)-43 (482); T. 4. Vol. 1. P. 138-140 [лат. пер.]; Akten der ephesinischen Synode vom Jahre 449 / Hrsg. J. Flemming. B., 1917. S. 48-52 [сир. пер.]; Из послания... к Маре Персу // ДВС. Т. 3. С. 94-96, 402-404 [рус. пер.].

Лит.: Labourt. Christianisme dans l'empire perse. 1904. P. 131-137, 254, 261; Duval. Littératures. 19073. T. 2. P. 76-77, 274, 314, 341-342, 345; Baumstark. Geschichte. 1922. S. 101; Fedalto. Hierarchia. P. 796, 803; Hayes E. R. L'École d'Edesse. P., 1930; Alès A, de. La lettre d'Ibas à Marès le Persan // RechSR. 1932. Vol. 22. P. 5-25; Chabot. Lit. syr. 1935. P. 47-48; Devreesse R. Essai sur Théodore de Mopsueste // ST. 1948. Vol. 141. P. 125-152; Abramowski L. Der Streit um Diodor und Theodor zwischen den beiden ephesinischen Konzilien // ZKG. 1955/1956. Bd. 67. S. 252-287; Ortiz de Urbina. PS. 1959. P. 99-100; Blum G. G. Rabbula von Edessa: Der Christ, der Bischof, der Theologe. Louvain, 1969. S. 196-203. (CSCO; 300. Subs.; T. 34); Esbroeck M., van. Who is Mari, the Adresse of Iba's Letter? // JThSt. N. S. 1987. Vol. 38. P. 129-135; Sauget J.-M. Ibas // EEC. 1992. Vol. 2. P. 403; Quasten. Patrology. 2000. Vol. 5. P. 191-192; Rammelt C. Iba von Edessa: Rekonstruktion einer Biographie und Dogmatischen Position zwischen den Fronten. B.; N. Y., 2008.

Источник: http://www.pravenc.ru/

Содержание

Содержание