Памятники древней христианской письменности в русском переводе. Том 7. Сочинения древних христианских апологетов

Памятники древней христианской письменности в русском переводе. Т.7. Сочинения древних христианских апологетов. — Москва, 1866

OCR

76
употребляетъ, кромѣ «Бога», говоритъ: «великъ Богъ, Богъ
истиненъ, если Богу угодно». Что это— естественная рѣчь
народа или слово вѣрующаго христіанина? И тѣ, которые
хотятъ имѣть верховнымъ владыкою Юпитера, заблужда­
ются только касательно именц, но они согласны съ нами о
единствѣ власти. Поэты также прославляютъ «единаго Отца
боговъ и людей» и говорятъ, что «такова душа у смерт­
ныхъ, какою создалъ ее О тецъ всѳго».
XIX. Что можетъ быть яснѣе и справедливѣе словъ Ман-
туанскаго поэта Марена, который говоритъ, что изна­
чала разумъ, приводитъ въ движеніе и духъ животворитъ
небо и землю ш остальныя части міра; отсюда произошелъ
человѣческій родъ, всѣ породы скота и воѣ прочія ж и­
вотныя. Потомъ въ другомъ мѣстѣ онъ этотъ разумъ и
духъ называетъ Богомъ. Вотъ собственныя его слова: Богъ
проникаетъ векшу на землѣ, въ морѣ и въ глубинѣ не­
бесной. О тъ Него получаютъ бытіе и люди, и животныя,
отъ Него огонь и дождь». Не такъ же ли точно и мы
называемъ Бога Умомъ, Разумомъ, Духомъ? Пересмотримъ,
если угодно, ученіяфилософовъ, и мы увидимъ, что всѣ
оци, хотя въ различныхъ словахъ, но на самомъ дѣлѣ
выражаютъ одну и, туже мысль. Я опущу тѣхъ простыхъ
и древнихъ мужей, которые за свой нареченія заслужили
названіе мудрецовъ. Начну съ Ѳалеса Милетскаго, который
первый изъ всѣхъ началъ разсуждать о вещахъ небесныхъ.
Онъ считалъ воду началомъ вещей, а Бога тѣмъ Разу­
момъ, который образовалъ изъ воды все существующее.
Мысль о водѣ и духѣ слиткамъ глубокая и возвышенная,
чтобы могла быть изобрѣтена человѣкомъ,
она предана
отъ Бога. Видишь, какъ мысль этого древнѣйшагофи л о -