Памятники древней христианской письменности в русском переводе. Том 3. Сочинения древних христианских апологетов

Памятники древней христианской письменности в русском переводе. Т.3. Сочинения древних христианских апологетов. — Москва, 1862

OCR

15—
(піянство. Уже внутренняя истина дѣда показываетъ, что
разсказъ Іустива не есть тодько литературная ободочка для
апологіи христіанскаго ученія въ Формѣ разговора, но дѣй­
ствительное событіе жизни. Притонъ самъ Іустинъ въ дру­
гомъ мѣстѣ ясно говоритъ, что онъ нѣкогда восхищался
ученіемъ Платона (Apol. II . с. 12 .). По свидѣтельству ска­
занія о мученичествѣ Іустина, онъ на допросѣ предъ пре­
фектомъ отвѣчалъ, что онъ нѣкогда старался изучить всѣ
системы ф и л о с о ф і и . Это совершенно согласно съ аналогиче­
скими явленіями исторіи того времени. Вспомнимъ изложен­
ную въ Климентинахъ исторію римскаго патриція Климента,
который, тревожимый вопросами о началѣ и концѣ всѣхъ
вещей, прошедъ всѣ философ скія школы и въ борьбѣ про­
тивоположныхъ другъ другу мнѣній и діалектическихъ слово­
преній потерявши всякую опору, думалъ уже о заклинаніяхъ
египетской магіи, когда неожиданно слово христіанскаго
Откровенія просвѣтило и умирило его смятенную душу. Р о ­
торъ Татіаиъ, съ юности исполненный стремленія къ рели­
гіозному познанію, исходилъ значительную часть обширной
имперіи римской, испыталъ всѣ виды языческаго богопочте­
нія, мистеріи, системы, и ничѣмъ не удовлетворился, доколѣ
случайно попавшіяся ему въ руки книги Ветхаго Завѣта
ие бросили перваго луча свѣта во мракъ его безнадежнаго
сердца. Тѣмъ же путемъ обратились къ христіанству и другіе,
напр. Ѳеофилъ антіохійскій, Григорій Чудотворецъ.
Кто былъ незнакомый старецъ, бесѣдовавшій съ Іустиномъ—
это неизвѣстно: древніе (Евсевій и Фотій) думали, что онъ
былъ одинъ изъ мужей апостольскихъ, а нѣкоторые изъ но­
вѣйшихъ (Фабрицій) видѣли въ немъ св. Поликарпа, епи­
скопа Смирнскаго; но несомнѣнно, что онъ принадлежалъ къ
числу высоко образованныхъ и созрѣвшихъ въ духовной