Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
74
Miscellanea Orientalia Christiana
Юрий Аржанов
бенностью этих двух псевдоэпиграфов служит их обобщаю-
щий характер: сложное и не всегда последовательное учение
Аристотеля представлено в них в виде цельной картины.
В первую очередь эта характеристика относится к трактату
«О принципах вселенной», греческий текст которого до нас не
дошел, а помимо сирийской версии сохранилось несколько
отличных друг от друга сочинений на арабском1. Вопросы, ко-
торые находятся в фокусе этого корпуса текстов (приписывае-
мых Александру и, возможно, в своем ядре действительно вос-
ходящих к нему) основываются на аристотелевских трактатах
«Физика» и «Метафизика». Предметом рассмотрения служат
типы и причины движения вообще и небесных тел в частно-
сти, а основное внимание уделяется ключевому элементу ари-
стотелевской физики -- вопросу о «перводвигателе». Ясный и
систематический стиль изложения в приписывамых Алексан-
дру трактатах делал их привлекательной альтернативой самим
трудам Аристотеля, чем, очевидно, и объясняется присутствие
одного из них в сирийском флорилегии.
Похожую цель преследовал, видимо, и трактат «О мире»,
который передавался как одно из произведений Стагирита.
Время его появления неизвестно, однако представленная в
нем картина мира соответствует периоду так называемого
«среднего платонизма», в который он, видимо, и был состав-
лен2. Согласно этой картине, весь мир разделен на две части:
Resh'aina sull'universo // Rivista trimestrale di studi filosofici e religiosi 4 (1923),
p. 1--22; King, D., Alexander of Aphrodisias' On the Principles of the Universe in a
Syriac Adaptation // Le Muséon 123.1--2 (2010), p. 159--191.
1 Обзор арабских текстов, приписываемых Александру и посвященных
сходному кругу вопросов из области натурфилософии Аристотеля, приво-
дится в: Endress, G., Alexander Arabus on the First Cause: Aristotle's First Mover in
an Arabic Treatise Attributed to Alexander of Aphrodisias // D'Ancona, C., ed., Ari-
stotele e Alessandro di Afrodisia nella tradizione araba. Padova, 2002, p. 19--74. Один
из трактатов, входящих в этот список был опубликован Г. Эндресом в при-
ложении к статье. Более пространный трактат был издан в: Genequand, Ch.,
Alexander of Aphrodisias on the Cosmos. Leiden, 2001. Разнообразие данного
корпуса текстов делают вероятным допущение, что особенности сирийской
версии хотя бы отчасти объясняются не вольностями в переводческой мане-
ре Сергия (как склонен полагать Д. Кинг: King, Alexander of Aphrodisias), но
особенностями его греческого Vorlage.
2 См. обзор содержания и основных методов интерпретации данного сочи-