Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
65
Miscellanea Orientalia Christiana
Физика Аристотеля в сирийской школе
Целью добрых нравов [= πρακτικ ] служит очищение ума и до-
стижение им бесстрастия. Цель науки о природе [= φυσικ ] --
явить истину, скрытую в вещах. Удаляя же свой ум от всего зем-
ного и обращаясь к главному знанию всего [сущего], человек
приобретает дар видения Бога [= θεολογικ ].
В согласии с традицией платонизма, в котором «природа» слу-
жила не столько формой существования явлений, сколько их
внутренним принципом, Евагрий называет целью «науки о
природе» (ܐ ̈ ܕ ܐ ) не наблюдение и описание природ-
ных явлений, но раскрытие их внутренней сущности1. Сергий
Решайнский, живший на столетие позже «философа в
пустыне»2, был во многом солидарен с ним в своих философ-
ских предпочтениях, которые он приобрел, видимо, не из со-
чинений Евагрия, но из трудов александрийской школы, в ко-
торых взгляды Аристотеля были приведены в согласие с
учением Платона3. Соединение платонизма и аристотелизма
становится характерной чертой сирийской школы с ранней
фазы рецепции натурфилософии Аристотеля. Интересен в
связи с этим следующий фрагмент развернутого введения
Сергия4:
1 Для Евагрия, видевшего возможность «очищения ума» только на путях
аскезы, размышления о «природе» имели прежде всего антропологический
смысл, давая основание для рассуждения о природе человека и ее границах.
В наиболее систематическом изложении своей философии, так называемом
«Послании к Мелании», Евагрий последовательно развивает идею определе-
ния человеком собственной природы, которая в конечном итоге должна
быть преодолена на пути уподобления Богу. См. сир. текст: Frankenberg,
Evagrius Ponticus, S. 612--619; Vitestam, G., Seconde partie du traité, qui passe sous
le nom de "La grande lettre d'Évagre le Pontique à Melanie l'Ancienne". Lund, 1964.
Рус. перевод: Антология восточно-христианской богословской мысли: Орто-
доксия и гетеродоксия. Т. 1. СПб, 2009, с. 465--497.
2 Выражение А. Гийомона: Guillaumont, A., Un philosophe au désert: Évagre le
Pontique // Revue de l'Histoire des Religions 181 (1972), p. 29--56.
3 Ср. анонимное введение в философию Платона, которое издатель текста
отнес к кругу Олимпиодора (ок. 500--570 гг.): Westerink, L. G., Anonymous
Prolegomena to Platonic Philosophy. Amsterdam, 1962 (особенно с. 20--21). Рус.
пер. Т. Ю. Бородай и А. А. Пичхадзе: Платон. Диалоги. М., 1986, с. 476--505,
особенно с. 486.
4 Текст: BnF Syr. 354 fol. 3v--4v и Mingana Syr. 606 fol. 53v--54v. Ср.
французский перевод: Hugonnard-Roche, La logique d'Aristote, p. 191--192.