Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
41
Miscellanea Orientalia Christiana
«Не будьте как дети»: Адам в Третьем томе Исаака Сирина
формула «невоспринятое не уврачевано», выражающая связь
христологии, сотериологии и антропологии, получала четкое
объяснение в рамках феодорианской христологии.
4.3. НАРСАЙ
Будучи последователем Феодора Мопсуестийского, Нарсай
ясно говорит, что искушение первых людей заключалось пре-
жде всего в «ложном богословии», сокрытом в словах диавола
и принятом Адамом и Евой. Четко обозначив «интеллектуаль-
ную» сторону искушения, Нарсай противопоставляет просто-
ту ума и «детскость» первых людей хитрости и коварству диа-
вола: «Обратился змей к Еве, коварный -- к простодушной
(ṣnīʕā l-ša♥yaṯ reʕyānā)» (1361; выражение ša♥yaṯ reʕyānā может
иметь несколько оттенков смысла, значимых для нашей про-
блемы: «простая/наивная/искренняя помышлением»). В дан-
ном контексте речь идет о хитром вопросе змея («Запретил ли
вам Бог вожделенные плоды Эдена?», 137): хитрость заключа-
лась как в том, что искуситель искал повода, чтобы обмануть
человека, так и в том, что диавол не знал содержания заповеди
(«ибо не мог знать сокрытое», 133) и пытался выяснить его.
Ева ответила правду по своей простоте и искренности. Приво-
дя слова Евы, Нарсай называет ее «ребёнком» (šḇarṯā). Здесь с
представлением о наивности и «детскости» Евы не связаны от-
рицательные коннотации, на фоне хитрости диавола ее наи-
вность предстает скорее как положительное качество, хотя
благодаря последнему «лжец нашел [для себя] место и стал се-
ять свои плевелы» (140). Тем не менее, когда речь заходит о
«ложном богословии», сокрытом в словах диавола (искуситель
«произвел [множественность] богов» (145) и «ввел многих са-
мосущих» (ʔaʕʕel ʔīṯyē saggīʔē, 147) словами «будете как боги»),
Нарсай говорит, что искуситель обвинил самого себя, и его
литургической поэмы Йō╝аннāна Бар Зōʿб "Истолкование таин"» в настоя-
щем сборнике.
1 Здесь и далее цитируется, с указанием номера стиха, гомилия Нарсая
«О создании Адама и Евы и о преступлении заповеди» по изданию: Narsaï,
Sur la constitution d'Adam et d'Ève et sur la transgression du commandement //
Homélies de Narsaï sur la Création / Ed. Ph. Gignoux. Brepols, 1997, p. 192--219.