Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
320
Miscellanea Orientalia Christiana
Александр Трейгер
дившимся человеком, и не умерло Само, хотя и было соедине-
но с умершим человеком и т.д. Таким образом, исправление
insānan на bi-insān по сути дела заменяет односубъектную хри-
стологию Кирилла Александрийского двусубъектной христо-
логией Нестория1.
Во-вторых, в отличие от «Послания» Павла Антиохийско-
го, «Послание христиан Кипра» намеренно наделяет Слово
Божие и человека Иисуса противоположными качествами:
Слово Божие названо «творящим», а воспринятый Им человек
Иисус -- «тварным». Это -- тоже немаловажно. В кириллиан-
ской односубъектной христологии «творящее» Слово Божие --
в силу восприятия Им человеческой природы при Воплоще-
нии -- Само стало также «тварным». Тот факт, что в «Посла-
нии христиан Кипра» эти качества отнесены к разным субъек-
там предикаций -- Слову Божьему и человеку Иисусу, -- под-
черкивает различие этих субъектов внутри единства. Таким
образом мы видим два субъекта предикаций, которые пребы-
вают в единстве, но остаются различимыми и после соединения.
Это -- характерная черта несторианской христологии2.
Наконец, в противоположность Павлу Антиохийскому,
1 Следует подчеркнуть, что полемика между Кириллом Александрийским и
Несторием относительно термина «Богородица» (Θεοτόκος) была вызвана
именно тем, что Кирилл видел во Христе один субъект предикаций (Бога
Слова), тогда как Несторий настаивал на двух субъектах (Бога и человека).
(Мы не будем здесь останавливаться на других односубъектных исповедани-
ях, таких, например, как христология Павла Самосатского, представляющая
один субъект предикаций -- человека Иисуса, в котором открывается без-
личное Слово Божие). На Эфесском соборе 431 г. термин Θεοτόκος стал
своего рода шибболетом, разделяющим односубъектную и двусубъектную
христологии. В рамках первой о Боге Слове можно и дóлжно говорить как о
рожденном от Девы Марии, и следовательно именование «Богородица» не
только правомерно, но и богословски необходимо, тогда как в рамках второй
о Боге Слове невозможно и не дóлжно говорить как о рожденном от Девы
Марии (разве что в переносном смысле), и потому употребление именования
«Богородица» расценивается как некорректное. Cм. Behr, J., The Case Against
Diodore and Theodore: Texts and Their Contexts. Oxford--New York, 2011, p. 80.
2 Cм. Ibn aṭ-Ṭayyib apud al-Muʾtaman ibn al-ʿAssāl, Maǧmūʿ uṣūl ad-dīn / ed.
Wadi Abullif, tr. Bartolomeo Pirone. 6 тт. Al-Qāhira--Al-Quds, 1998--1999, гл. 8,
§§ 133--136, ǧ. 1, ṣ. 193--194; Рус. пер.: Селезнев, Н. Н., Несторианский
философ в коптской книжности: Ибн ат-Таййиб в пересказе Ибн ал-Ассаля //
История философии / ИФ РАН. 16 (2011), с. 265--280, см. с. 271.