Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
30
Miscellanea Orientalia Christiana
Евгений Барский, Максим Калинин
по-детски (šaḇrāʔīṯ), как Адам, но пусть пребудет с тобой вера».
Таким образом, наивность противопоставляется вере: наи-
вность Адама заключалась в том, что он доверился своему еще
ничего не познавшему разуму более, чем Богу. Несмотря на то,
что причиной греха была наивность, сам грех был совершён в
уме и совершенно сознательно. Такое понимание соответству-
ет феодорианской концепции грехопадения Адама и, на наш
взгляд, разрешает недоумение, которое может вызвать эта
концепция: если Адам наивен, то как он мог понести ответ-
ственность за искушение, обращенное к его разуму? Исаак по-
казывает, что причиной греха послужила не ограниченность
разума, а неправильное отношение к этому разуму. Попытка
осмыслить действия Бога рационалистически как раз и оказы-
вается проявлением наивности (идет ли речь о монахе, сомне-
вающемся в том, что Бог позаботится о нем, или об Адаме, со-
мневающемся в благости Божией). Наивность не только не
исключает возможности совершения поступка на уровне раз-
ума, но как раз предполагает ее.
Итак, из контекстов 11. 4 и 4. 9 ясно, что tarʕīṯā šḇarṯā -- это
представление о Боге, предполагающее Его ограниченность.
После анализа 5. 9 и 12. 23 мы пришли к заключению, что
поведение šaḇrāʔīṯ проявилось в предпочтении своего разума
Богу, предпочтении, отданном сознательно.
Исходя из этого, мы следующим образом можем предста-
вить соотношение этих понятий: šaḇrūṯā -- это предпочтение
своего разума Богу, tarʕīṯā šḇarṯā -- это образ мыслей, к которо-
му Адам пришел в результате этого предпочтения; šaḇrāʔīṯ --
это характеристика поведения, определенного таким предпо-
чтением. Это, в частности, означает, что tarʕīṯā šḇarṯā -- это
приобретенное человеком качество.
В Первом томе Исаака Сирина понятие tarʕīṯā šḇarṯā име-
ет другой смысл: «детское мудрование» -- необходимое свой-
ство веры, превышающей познание («разрешает законы ве-
дения») и не связанной законами естества: «Вера требует еди-
ного чистого и простого образа мыслей, далекого от всякого
ухищрения и изыскания способов. <...> Дом веры есть дет-
ское мудрование (tarʕīṯā šḇarṯā) и простое сердце. Ибо сказа-
но: в "простоте сердца своего прославили Бога"; и: "...аще не