Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
29
Miscellanea Orientalia Christiana
«Не будьте как дети»: Адам в Третьем томе Исаака Сирина
чена законами справедливости. Такое же представление о
«детском мудровании» выражено во 2-м томе Исаака Сирина:
«Если человек говорит, что лишь для того, чтобы явлено было
долготерпение Его, мирится Он с ними [грешниками] здесь, с
тем, чтобы безжалостно мучить их там -- такой человек думает
невыразимо богохульно о Боге, в соответствии со своим ребя-
ческим сознанием (tarʕīṯā šḇarṯā): он отнимает у Бога Его до-
броту, благость и милосердие -- то, благодаря чему Бог на са-
мом деле терпит грешников и злодеев. Такой [человек] при-
писывает Ему страстность -- будто Он не согласился на их му-
чение здесь, так как уготовал им более тяжкое зло в обмен на
кратковременное терпение (т.е. Свое долготерпение по отно-
шению к грешникам в их земной жизни. -- Е. Б., М. К.). Такой
[человек] не только не приписывает Богу что-либо правильное
и достохвальное, но клевещет на Него»1.
В свете определений понятия tarʕīṯā šḇarṯā, данных самим
Исааком Сирином, следует выяснить, соотносится ли это по-
нятие с представлением Исаака о šaḇrūṯā Адама и о его поступ-
ке, совершенном šaḇrāʔīṯ. Вслед за Феодором Мопсуестийским
Исаак утверждает, что Адам принял точку зрения, согласно
которой Бог -- не единственный источник помощи. Другими
словами, Адам пришел к мысли, что Бог -- ограниченное су-
щество, и в этом смысле он принял tarʕīṯā šḇarṯā. Но šaḇrāʔīṯ --
это образ действий, он предполагает наличие этической со-
ставляющей, которую невозможно вывести из понятия tarʕīṯā
šḇarṯā. Очевидно, что šaḇrūṯā, šaḇrāʔīṯ и tarʕīṯā šḇarṯā соотносят-
ся между собой и связаны с одной и той же богословской и
антропологической концепцией. Но понятие šaḇrāʔīṯ как ха-
рактеристика образа действий Адама не полностью тожде-
ственно понятию tarʕīṯā šḇarṯā, характеризующему набор пред-
ставлений о Боге.
Понять соотношение этих двух аспектов нам поможет
контекст 12. 23, с которого мы начали рассуждение: «Ты же не
уподобляйся тем [о ком речь шла выше]: не поступай по от-
ношению к Богу в твоем разуме ни по-иудейски (īhūḏāʔīṯ)... ни
1 Второй том, 39.2. Текст цитируется по переводу митр. Илариона (Алфеева)
(Исаак Сирин, О Божественных тайнах и о духовной жизни. М., 1998, с. 198).